СавюкЛ. К. Правовая статистика: Учебник




НазваниеСавюкЛ. К. Правовая статистика: Учебник
страница16/65
Дата публикации29.06.2013
Размер7.9 Mb.
ТипУчебник
www.vbibl.ru > Право > Учебник
1   ...   12   13   14   15   16   17   18   19   ...   65
Глава III. История и современная организация правовой статистики

территории тесно связан с изученными им экономическими фак­торами: «Где выше колеблемость цен ржи, там больше колеблет­ся преступность»1. Автор глубоко прав: в цене на хлеб как инте­грированном показателе сфокусирован уровень экономического раз­вития региона и вытекающие из этого условия жизни населения.

Опережая хронологию изложения, отметим, что в 1916 г. Тарновский выпустил книгу «Применение статистического мето­да в области уголовной социологии», в которой подверг критике сочинение немецкого ученого Р. Вассермана «Понятие и грани­цы уголовной статистики» за то, что он отрицал объективные за­кономерности, причинные зависимости общественной жизни и возможность статистики их измерить. Нет закономерностей и в области преступности, считал Вассерман. «Статистика не мо­жет нам указать, по каким законам протекает преступная деятель­ность человека... Уголовная статистика смогла бы это сделать только тогда, если бы общественная жизнь протекала закономер­но»2. Статистику, в том числе и уголовно-правовую, он считал чи­сто описательной наукой. Тарновский, напротив, утверждал, что «моральная статистика не ограничивается описанием действи­тельности; она стремится также к установлению и выяснению вза­имной связи между явлениями. Это установление связи является даже ее главнейшею и наиболее ответственною задачею»3. Поэто­му необходимо разработать для уголовно-правовой статистики такие теоретические основы, которые дали бы ей полную возмож­ность устанавливать конкретные причины и закономерности в об­ласти преступности, а отсюда — вырабатывать действенные ме­ры по борьбе с ней. Это не мешало ему отрицать за статистикой право называться самостоятельной наукой, считать ее только ме­тодом, но не объясняющим установленные закономерности.

Другой статистик, М.А. Филиппов, анализируя резкое повы­шение преступности в 60-хгодах XIX в., отмечал, что многие по­мещики, освобождая крестьян на основании реформы, «при этом не озаботились обеспечить их быт, освобождая их без земли... так что на первых порах нужда побудила их к преступлениям»4.

1 Тарновский Е.Н. Влияние хлебных цен и урожаев на движение преступлений против собственности в России // Журнал министерства юстиции. 1898. № 8. С. 102.

2 Вассерман Р. Понятие и границы уголовной статистики. М., 1912. С. 69—70.

3 Тарновский Е.Н. Применение статистического метода в, области уголовной социологии // Журнал министерства юстиции. 1916. № 8. С. 4, 5.

4 Филиппов М.А. О судебной статистике в России. СПб., 1864. С. 146.

______§ 1. Краткий обзор истории судебной статистики дореволюционной России____[23

Замечательный статистик Д.П. Журавский в известном сочи­нении «Об источниках и употреблении статистических сведений», вышедшем в свет в 1846 г., обосновывая правильную мысль о за­висимости в конечном счете нравственных качеств общества от ма­териальных условий и о том, что бедность и угнетение крестьян являются главными причинами преступлений и других «поро­ков», писал: «Нет сомнения, что там, где не собирается подоб­ных сведений, состояние народной нравственности не может быть вполне известно ни публике, ни правительству и меры к улучшению ее не могут иметь твердого основания, не могут быть соразмерными с потребностью»1.

Замеченной была и работа академика К.С. Веселовского (1811 — 1901) «Опыт нравственной статистики», посвященная одной из ее проблем — статистике самоубийств. Обработав официальные статистические данные, взятые из отчетов Министерства внутрен­них дел, автор заключает, что рост числа самоубийств в России — следствие исключительно тяжелых жизненных условий преобла­дающего большинства населения. Причем, опираясь в этом вопро­се на известное положение Журавского о том, что статистика «в об­ширнейшем смысле может быть определена наукою категориче­ского вычисления», Веселовский считал важным исследовать нравственные явления, предварительно группируя их.

Эта работа вызвала появление других работ подобного рода, ис­следующих актуальные, даже с позиции сегодняшнего дня, про­блемы уголовно-правовой статистики как важной части мораль­ной (нравственной) статистики. Причем такие работы публико­вались в том числе и в губернских статистических комитетах, со­бравших богатый материал, освещающий различные стороны экономической, социальной, культурной и правовой жизни той или иной губернии. В качестве примера С.С. Остроумов приводит любопытную работу Ф. Захаревича, написанную «по документам и сведениям Главного статистического Комитета Новороссии» и опубликованную в 1853 г. Автор наряду с другими пытается ре­шить вопрос о показательности данных уголовно-правовой стати­стики для характеристики преступности, о том, можно ли, напри­мер, на основании увеличения числа осужденных или уголовных дел говорить об увеличении преступности.

1 ^ Журавский Д.П. Об источниках и употреблении статистических сведений. М. 1946. С. 19.
124

Глава III. История и современная организация правовой статистики

Анализируя различные по степени латентности категории пре­ступлений, Захаревич пришел к знаменательному и для сего­дняшнего состоянии уголовно-правовой статистики выводу: «Уве­личение цифры преступлений, оказывающееся в статистической таблице, часто есть только выражение лучшей системы, приня­той для открытия их. Число арестантов, преданных в руки пра­восудия, не есть еще средство, вполне достаточное для узнания числа преступлений, истинно совершенных, подобно тому, как число рыб, пойманных неводом, не указывает числа рыб, кото­рые плавают в реке. Поэтому юридические цифры, взятые в мас­се, скорее должны считаться мерилом полицейской деятельнос­ти, чем морального состояния в губернии или области»1.

Но выводы, сделанные Захаревичем, звучат злой насмешкой и издевательством для России того времени: «Возрастание числа открываемых преступлений не делает никакого пятна или начета на успех нравственности народной; оно доказывает только ту ис­тину, что при благоприятных мерах местного начальства зло бо­лее и более преследуется, наказывается и, следственно, прекра­щается»2. Заслуга в этом, по его мнению, благодетельного пра­вительства, неустанно пекущегося о нравственности народа.

В работе одного из идеологов народничества П.Н.Ткачева (1844—1885/86), посвященной анализу динамики преступности за 1856—1861 гг., сообщается, что темпы роста преступности (2%) за рассматриваемый период превышали темпы роста населения (1%) России. Основную причину этого Ткачев видел в невыносимых социально-экономических условиях жизни трудящихся, усиле­нии гнета государства, его безжалостной карательной политике3.

Известный русский криминалист Д.А. Дриль( 1846—1910), не­которое время занимавшийся земской статистикой, находясь под влиянием теории факторов, считал, что «преступление является роковым исходом из действий целого ряда общих предрасполага­ющих и непосредственно действующих или ближайших факторов. Вот почему, сколько бы цифр ни приводила социально-экономи­ческая статистика в пользу тех или иных общих влияний на раз­витие преступности среди населения, влияние ближайших внеш-

1 Захаревич Ф. Опыт юридической статистики Новороссийского края // Жур­нал министерства внутренних дел. 1853. Ч. 41. С. 258.

2 Там же. С. 262.

3 См.: Ткачев П.Н. Статистические этюды (опыт разработки русской уголов­ной статистики). С. 30.

______§ 1. Краткий обзор истории судебной статистики дореволюционной России____125

них факторов, действующих в каждом данном случае на личность, а равно характер самой личности, на которой отразилось все про­шлое ее жизни и условий ее развития, в смысле влияния наслед­ственности, не могут быть игнорируемы ни в коем случае»'. Не­смотря на такой широкий взгляд на причины преступности, Дриль не поддался теориям итальянских представителей уголовно-антро­пологической школы и одним из первых выступал против более чем смелых научных исследований по пенологии и криминологии. Он считал, что целесообразные меры борьбы с преступностью долж­ны быть мерами общественного оздоровления, мерами, как в то время говорили, общественной гигиены, имеющей дело с вопро­сами воспитания, с особенностями окружающей среды и с усло­виями общественного устройства в его отрицательных сторонах.

Надо сказать, что к представителям школы моральных стати­стиков с глубоким уважением относился Н.С. Таганцев. Под их влиянием, как отмечает во вступительном очерке к курсу его лекций «Русское уголовное право» их составитель и ответственный редактор профессор Н.И. Загородников, «его «догматический» — в положительном смысле этого слова — подход к осмыслению юри­дических отношений ...утратил свои крайности...»2.

«С цифровым отчетом о ежегодных числах преступных деяний в руках, — писал Н.С. Таганцев, — наука стала изучать преступ­ление как социальное явление... а это... привело к изучению соци­альных законов, управляющих преступными деяниями, к попыт­кам путем познания законов преступности найти рациональные ос­новы для борьбы с этим недугом человечества... анализ математи­ка, при помощи теории больших чисел и вероятностей заставля­ющий мертвые цифры говорить о законах общественной жизни»3.

Специальные вопросы уголовно-правовой статистики рассма­тривались авторами того времени в тесной связи с политической, экономической и социальной ситуацией переживаемого времени, подчеркивалось, что без четкой организации статистики нельзя кон­тролировать работу судов, нельзя проводить соответствующие за­конодательные мероприятия и развивать юридическую науку. Так, автор статьи «Судебная статистика России» писал: «Без ста-

541.

1 Дриль Д.А. Учение о преступности и мерах борьбы с нею. СПб., 1912. С. 540,

2 Таганцев НС. Русское уголовное право. Лекции. Т. 1. М., 1994. С. ХХХП.

3 Там же. С. 6, 7.
126

Глава III. История и современная организация правовой статистики

тистики нельзя обойтись. Статистика нужна для законодателя, ко­торый без нее бродит в потемках». Анализируя очередной отчет Минюста за 1858 г. о числе лиц, находящихся под стражей, ав­тор продолжает: «По распоряжению каких именно властей люди эти взяты под стражу и по скольку месяцев или годов ожидали сво­ей участи — об этом наши таблицы не говорят ничего. Такие све­дения должны быть обязательны — по ним будем судить о нашем судопроизводстве»>.

^ Заметной вехой в организации уголовно-правовой статистики явилась судебная реформа 1864 г. Новая судебная система для своей эффективной деятельности наряду с другими условиями тре­бовала и новой организации уголовно-правовой (судебной) ста­тистики.

Предварительная подготовка реформы велась с широким ис­пользованием статистического материала, специально собирае­мого по отдельным губерниям. В результате анализа представляе­мых таблиц по каждой губернии составлялись «предложения по пред­мету введения в действие новых судебных уставов», которые долж­ны были определить число мировых судей и судебных следовате­лей в каждом уезде, объем их работы, а также работы судебных ок­ругов, местонахождение окружных судов, их личный состав и т.п.

Судебная реформа 1864 г. установила суд присяжных, адвока­туру, реорганизовала прокуратуру и ввела новый порядок судопро­изводства и судоустройства. Она отменила сословные суды, про­возгласила отделение суда от законодательной и административ­ной власти, независимость и несменяемость судей.

Судебные уставы^ утвержденные Александром 1 20 ноября 1864 г., создали две системы судов: мировую и общую, не считая многочисленные специальные суды — военные, церковные, ком­мерческие, волостные и др.

Система общих судов, на которые возлагалось рассмотрение всех уголовных и гражданских дел, превышающих подсудность ми­рового суда, состояла из: 1) окружных судов, 2) судебных палат и 3) Правительствующего Сената.

Начата была работа по пересмотру основных частей и матери­ального законодательства — уголовного и гражданского, непосред­ственно определяющих основные объекты уголовно-правовой статистики, которыми, как известно, являются преступления,

Русский вестник. 1860. Т. 29. С. 302, 316, 318.

§ 1. Краткий обзор истории судебной статистики дореволюционной России

127

преступники и наказания, а также деятельность органов, осуще­ствляющих отдельные стадии уголовного процесса.

По закону от 1863 г. отменялись наказания шпицрутенами, пле­тьми и кошками, а также наложением клейма и штемпельных зна­ков на лицо. Знаменательно, что при обсуждении этого законо­проекта «министр юстиции граф Панин доказывал, что действу­ющая у нас система телесных наказаний представляется целесо­образной, так как находится в полном соответствии со степенью умственного и нравственного развития народа и она только мо­жет оказать надлежащее сдерживающее влияние на развитие в нем преступности»1. Того же мнения придерживался и московский ми­трополит Филарет.

Вопросам уголовно-правовой (судебной) статистики непо­средственно посвящены ст. 75, 174—176, 178—183 Учреждения су­дебных установлений2.

Согласно общим указаниям судебных уставов, на министра юс­тиции были возложены надзор за всеми ведомствами и правиль­ная организация судебной статистики как одной из важных форм надзора, но не указывались конкретные формы этой организации.

Отчеты, составляемые по истечении каждого года, было при­знано необходимым заменить сведениями, доставляемыми по каждому отдельному делу во время самого его производства. С мо­мента возникновения уголовного дела все судебные места, в про­изводстве которых оно находится, обязаны посылать в Министер­ство юстиции краткие уведомления по установленной форме о всякой перемене в положении дела, а по окончании его — ста­тистический листок о личности подсудимого.

Новая система уголовно-правовой статистики основывалась на четкой организации первичного учета, при котором каждое уголов­ное дело и каждый подсудимый регистрировались на отдельных кар­точках. Организация первичного учета по индивидуальной фор­ме — наиболее удобная для статистической работы, так как дает возможность охарактеризовать единицу совокупности значитель­ным числом показателей, она более удобна как для сводки и груп-' пировки, так и для оперативных целей — получения всевозмож-

1 Мнение на записку кн. Орлова о необходимости отмены телесных наказа­ний, составленную в 1861 г., см.: Министерство юстиции за 100 лет 1802—1902. СПб., 1902. С. 91.

2 См.: Российское законодательство X—XX веков. Т. 8. Судебная реформа. М., 1991. С, 30.
128

Глава III. История и современная организация правовой статистики

§ 1. Краткий обзор истории судебной статистики дореволюционной России

129

;

ных справок о деле или обвиняемом. Такая система учета имеет исключительно важное значение и для любого статистического ис­следования. Карточки являлись базой всей системы уголовно-правовой статистики и приравнивались к основным процессуаль­ным документам. Первичный учет осуществлялся непосредствен­но судьями и следователями путем заполнения карточек.

В течение почти четырех десятилетий (1872—1909) в России су­ществовала так называемая купонная система, дающая возмож­ность Министерству юстиции следить за движением уголовного де­ла, рассматриваемого в судах. Ее сущность заключалась в следую­щем: к возбужденному уголовному делу подшивалась особая тетрадь (ведомость о производстве дела»), состоящая из 12 «купонов», каждый из которых отражал соответствующую стадию уголовного процесса, начиная от производства дела у судебного следователя и кон­чая исполнением приговора. Соответствующий купон заполнялся по окончании производства в определенной стадии уголовного процесса и немедленно отсылался в Министерство юстиции, где могли точно знать положение каждого уголовного дела. Заполне­ние «купонов» тоже приравнивалось к заполнению основных про­цессуальных документов и возлагалось на следователей, судей и прокуроров, которые несли уголовную ответственность за правиль­ность указанных сведений и их своевременное представление.

Купоны служили также документом учета для измерения пре­ступности. Если каждая стадия уголовного процесса контролиро­валась центром на основе полученных купонов1, то учет преступ­ности велся в противозаконных событиях, фактах лишь после окончательного завершения дела, что исключало дублирование, повторный учет. Фактически «купонная система» впервые устано­вила такие принципы, которые давали возможность разрешить весь­ма актуальную проблему единого учета преступлений.

В статистическом отделении Министерства юстиции полу­ченные документы первичного учета сводились, группировались, причем основные итоги и выводы ежегодно публиковались в «Сво­дах статистических сведений по делам уголовным».

Статистические сведения по программе «Сводов», издаваемых Министерством юстиции, собирались начиная с 1874 г. К этому

1 Как писал профессор Ю.Э. Янсон, Министерство юстиции могло таким об­разом «следить шаг за шагом за ходом каждого дела на всем пространстве, где дей­ствуют общие судебные учреждения» (см.: Теория статистики. СПб., 1907. С. 472).

времени общие судебные установления были введены лишь в ок­ругах 6 судебных палат, включавших 33 губернии европейской России.

«Свод статистических сведений по делам уголовным» представ­лял собой весьма объемный отчет из трех частей. Первая часть — «Сведения о производстве дел в судебных местах» — состояла из 10 таблиц, освещавших отдельные стадии, которые проходило уго­ловное дело в процессе своего расследования и разрешения. Вто­рая часть — «Статистические сведения о подсудимых по окружным судам и судебным палатам» — охватывала 28 таблиц, третья часть — «Статистические сведения о подсудимых в судебно-мировых уста­новлениях» — 20 таблиц. Обе эти части подробно характеризова­ли личность подсудимых, оправданных и осужденных в общих и мировых судах по самым разнообразным демографическим и юри­дическим признакам.

С точки зрения техники, несмотря на ряд дефектов (неодина­ковый охват «различных частей империи» и соответственно лишь частичное отражение ими всей преступности страны), новая си­стема уголовно-правовой (судебной) статистики по своей организа­ции, широте и обработке занимала одно из первых мест в мире. «Сво­ды» давали широкую возможность для характеристики деятельно-v сти органов суда и прокуратуры, с одной стороны, и преступно­сти — с другой. Большое внимание составители «Сводов» уделя­ли такой конструкции таблиц, которая позволяла бы установить плюсы и минусы в ходе судопроизводства, что имело, конечно, большое значение для обобщения практики, контроля и руковод­ства со стороны Министерства юстиции периферией.

Министерство юстиции, обобщая соответствующие статисти­ческие материалы, имело возможность определить основные на­правления в развитии судебной репрессии, выяснить, насколько типичны те недостатки, которые выявлялись при пересмотре приговоров по отдельным судебным делам. Важно отметить, что во всех своих циркулярах Министерство юстиции и Правительст­вующий Сенат подчеркивали необходимость использования ста­тистических материалов. Помимо чисто практического значения, эти материалы постоянно использовались в научно-исследователь­ской работе для дальнейшего развития уголовного права и про­цесса, изучения преступности и ее причин. Следует иметь в ви­ду, что самые широкие круги общественности того времени по­стоянно интересовались ходом судопроизводства, используя для

130

1   ...   12   13   14   15   16   17   18   19   ...   65

Похожие:

СавюкЛ. К. Правовая статистика: Учебник iconСписок рекомендуемой литературы Основная Эконометрика: Учебник /...
Эконометрика: Учебник / Под ред. И. И. Елисеевой. – М.: Финансы и статистика, 2005. – 576 с

СавюкЛ. К. Правовая статистика: Учебник iconКурсовая работа по дисциплине «Статистика» на тему «Статистика численности,...
Социальная статистика исследует вопросы, затрагивающие личные интересы каждого человека, с которыми связаны его благополучие, удовлетворение...

СавюкЛ. К. Правовая статистика: Учебник iconПрограмма для абитуриентов бгарф базовый учебник: Учебник для учащихся...
Дополнительный учебник: «Обществознание. 10 класс. Учебник для общеобразовательных учреждений. Профильный уровень. Под ред. Л. Н....

СавюкЛ. К. Правовая статистика: Учебник iconУчебник для вузов. Спб.: Питер, 2008. 583 с: ил. Серия «Учебник для вузов»
...

СавюкЛ. К. Правовая статистика: Учебник iconКурсовая работа по дисциплине «Статистика» на тему: «Статистические...
Статистика системы национальных счетов. Макроэкономические показатели

СавюкЛ. К. Правовая статистика: Учебник iconИ. Кравченко
Д 55 Методы социологического исследования: Учебник. — М.: Инфра-м, 2004. — 768 с. — (Классический университетский учебник)

СавюкЛ. К. Правовая статистика: Учебник iconУчебник для вузов / Под ред. Г. С. Никифорова. 2-е изд., доп и перераб....
Учебник предназначен для студентов и преподавателей факультетов психологии университетов, а также для специалистов, занятых на практике...

СавюкЛ. К. Правовая статистика: Учебник iconУчебник нового века психология Учебник для гуманитарных вузов
П86 Психология. Учебник для гуманитарных вузов / Под общ ред. В. Н. Дружинина. — Спб

СавюкЛ. К. Правовая статистика: Учебник iconИван Павлович Подласый Педагогика начальной школы: учебник
Учебник предназначен для студентов педагогических колледжей

СавюкЛ. К. Правовая статистика: Учебник iconПрограмма дисциплины “Социальная статистика”
Автор программы курса “Социальная статистика” доцент кафедры статистики, к э н. Заварина Е. С

Вы можете разместить ссылку на наш сайт:
Школьные материалы


При копировании материала укажите ссылку © 2013
контакты
www.vbibl.ru
Главная страница