СавюкЛ. К. Правовая статистика: Учебник




НазваниеСавюкЛ. К. Правовая статистика: Учебник
страница17/65
Дата публикации29.06.2013
Размер7.9 Mb.
ТипУчебник
www.vbibl.ru > Право > Учебник
1   ...   13   14   15   16   17   18   19   20   ...   65
Глава III. История и современная организация правовой статистики

этого показатели «Сводов»1. Сами же статистические материалы подвергались обстоятельному разбору, на их основании критико­валась деятельность Министерства юстиции и делались соответст­вующие практические выводы.

В этот же период (с июня 1870 г.) была установлена система регистрации осужденных путем введения Министерством юсти­ции справок о судимости, что имело важное значение для квали­фикации рецидива. Поступающие в Министерство юстиции справ­ки сосредоточивались в специально организованном «архиве справок о судимости», который ежемесячно печатал особые ве­домости, где в алфавитном порядке были обозначены все осуж­денные по семи показателям: 1) суд, постановивший приговор; 2) звание, имя, отчество, фамилия или прозвище подсудимо­го; 3) возраст его; 4) место рождения, постоянного жительства и прописки, а также занятие и ремесло; 5) преступное деяние, за которое осужден подсудимый; 6) наказание, к которому он приговорен, и 7) время обращения приговора к исполнению. Для облегчения поисков тех или иных осужденных в «Ведомос­тях справок о судимости» архив ежегодно печатал особый алфа­витный указатель.

Однако с 1 января 1872 г. общие судебные места освобожда­лись от составления справок о судимости, они заменялись упомя­нутыми выше статистическими листами о личности подсудимо­го, которые являлись основными первичными документами уго­ловно-правовой статистики того времени.

Конечно, указанная система наряду с положительными име­ла и отрицательные моменты — исключительную сложность и гро­моздкость. Она являлась не единственной в организации уголов­но-правовой (судебной) статистики царской России. Наряду с ней Министерство юстиции обязывало все свои «общие и ми­ровые установления» представлять весьма сложную отчетность, в пре­обладающем большинстве случаев дублирующую показатели ку­понной системы. По сведениям М.Н. Гернета, в 1914 г. в Мини­стерство юстиции доставлялось 4407 годовых, полугодовых и иных ведомостей отчетностей судебных установлений по 83 формам2.

• Отметим, что «Своды» начали выходить позднее отчетов такой статистики во многих других странах. По сведениям М.Н. Гернета, наиболее старой статис­тикой явиласьфранцузская, охватившая период с 1825 г. (см.: Гернет М.Н. Избр. произведения. С. 599):

2 См.: ^ Гернет М.Н. Моральная статистика. М., 1922. С. 35.

§ 1, Краткий обзор истории судебной статистики дореволюционной России 131

За период 1874—1894 гг. был выпущен сборник «Итоги рус­ской уголовной статистики», облегчавший пользование цифровым материалом. Более подробные сведения отчетного характера о де­ятельности судов, следователей, прокуроров были опубликованы за 1905—1915 гг. в «Ежегодных сборниках статистических сведений Министерства юстиции».

С 1 января 1911 г. Министерство юстиции ввело новый отдел уголовной статистики о прекращении судебного преследования в по­рядке ст. 356 Устава уголовного судопроизводства, т.е. вследствие признания невменяемости обвиняемых. В опросные листки бы­ли включены вопросы психиатрического характера, так что пред­ставлялась возможность исследования связи между формой душев­ной болезни и характером преступного деяния. Опросные лист­ки выясняют также значение вырождения, наследственности и различных мотивов у лиц, признанных неподлежащими судеб­ной ответственности по указанным основаниям. Материалы этой статистики появились в «Сборниках статистических сведений Ми­нистерства юстиции».

Последний том «Сборника» содержит материалы 1913 г. Ли­стки за 1914 г. погибли во время революции, а за 1915 и 1916 гг. сохранились. Листки за 1917 г. после Февральской революции по­ступали очень неаккуратно, а закрытие судебных мест после Ок­тябрьской революции прекратило их поступление вовсе.

^ Резюмируя, отметим, что, несмотря на большие достижения и несомненные преимущества по сравнению с западноевропей­ской, организация русской уголовно-правовой (судебной) статисти­ки пореформенного периода не давала возможности установить ис­тинные размеры преступности в стране. Официальная статистика учитывала деятельность общих судов и те дела, рассматриваемые мировыми судами, по которым могло быть назначено наказание не ниже тюремного заключения. К этому можно добавить, что де­ятельность военных, волостных судов, а также политические, го­сударственные преступления вообще не входили в статистические показатели. 1

Подтверждением явного ухудшения организации уголовно-пра­вовой (судебной) статистики может служить ликвидация в 1909 г. «купонной системы», а также все убывающая показательность «Сво­дов». Вместо того чтобы рационализировать купонную систему и си­стему децентрализованной отчетности, Министерство юстиции полностью ликвидировало первую и оставило вторую. В свою оче132

Глава III. История и современная организация правовой статистики

редь ликвидация «купонной системы» повлекла за собой исклю­чение из «Сводов» всех данных о движении дел, и, следователь­но, преступность стала учитываться только в лицах. Что же ка­сается ее учета в делах, отражающих число противоправных фак­тов, число самих преступлений, то таковой учет из-за отсутствия необходимых данных полностью упразднялся.

Одновременно с ликвидацией ведомости о производстве дел вновь вводились «справки о судимости» (что объяснялось необхо­димостью усиления борьбы с возрастающей рецидивной пре­ступностью), которые должны были составляться вместе со ста­тистическими листками общими, мировыми судами и земскими начальниками на каждого приговоренного к наказанию не ниже тюремного заключения. А из официально публиковавшихся ста­тистических данных были полностью исключены показатели, ха­рактеризующие деятельность всех судебных мест.

§ 2. Основные сведения из истории судебной

(уголовно-правовой) статистики советского периода

и ее современная организация в правоохранительных

органах России

В советский период шел процесс адаптации правовой стати­стики к новым условиям. В соответствии с Положением о госу­дарственной статистике, утвержденным 25 июля 1918 г. Совнар­комом, предусматривалось, что Центральное статистическое уп­равление (ЦСУ) организует статистическое изучение всех обла­стей жизни государства и общества. На него, в частности, было возложено «ведение моральной статистики» (п. 5§ 6 Положения о государственной статистике).

В 1918 г. с образованием народных судов в РСФСР вводятся справочные листки об осужденных и периодические ведомости. Но справочные индивидуальные листки, имеющие своим назна­чением установление рецидива, поступали в Народный комисса­риат юстиции в крайне ограниченном количестве, не более 10%. Периодические же ведомости по своему содержанию не могли дать исчерпывающих сведений.

В 1919 г. ЦСУ по соглашению с НКЮ выработал и утвердил проект статистического листка для обвиняемого (см. с. 145—147). Учету, согласно программе собирания материалов, должны бы-

§ 2. Основные сведения из истории судебной статистики советского периода 133

ли подлежать как все преступные деяния, так и все обвиняемые, оправданные и осужденные. Но несмотря на выпуск статистиче­ских листков в том же 1919 г., введение в РСФСР правильно по­ставленной уголовно-правовой статистики не могло состояться до 1922 г., так как форма листков оказалась трудной для судебных деятелей. В таком же положении оказалась сокращенная форма (из 40 вопросов первого листка во втором было оставлено всего 27), выработанная теми же инстанциями в 1920 г. и также не введен­ная. В 1921 г. был выработан справочный листок об осужденном (см. с. 147—148). Справочные листки должны были поступать в стати­стическое отделение НКЮ для печатания списка ограниченных по суду в своих правах осужденных и вообще справок о судимо­сти. Статистические же листки об осужденных должны были по­ступать в отдел моральной статистики ЦСУ для составления от­четов о движении судимости в РСФСР. Собирание этих матери­алов началось в 1922 г.

В период 1918—1922 гг. отделы моральной статистики (позд­нее переименованные в отделы социальных аномалий) получали преимущественно данные ведомственной статистики (НКВД, НКЮ, Наркомпроса).

В процессе развертывания статистических исследований орга­нами ЦСУ в центре и на местах через упомянутые отделы (сек­ции) моральной статистики осуществляли сбор, обобщение, син­тезирование следующих материалов статистики: уголовно-право­вой; гражданско-правовой; правонарушений несовершеннолетних; самоубийств; абортов; алкоголизма (выборочное изучение).

Статистические данные милиции и уголовного розыска о дви­жении преступности, судов — о числе рассмотренных уголовных дел и осужденных по видам преступлений и мерам наказания, ко­миссий по делам несовершеннолетних — о числе рассмотренных дел и о составе правонарушений регулярно поступали от указан­ных ведомств в отделы моральной статистики ЦСУ и в обработан­ном виде публиковались в статистических сборниках ЦСУ.

За 1918—1920 гг. сведения о движении преступности публико­вались по краткой программе в отчетах НКЮ съездам Советов. Так, в отчете VIII Всероссийскому съезду сообщается о деятельности народных судов, революционных трибуналов, следственных комис­сий с указанием приговоренных к различным наказаниям, а в от­четах о деятельности революционных трибуналов и следствен­ных комиссий сообщались сведения и о преступлениях по четы134

Глава III. История и современная организация правовой статистики

§ 2. Основные сведения из истории судебной статистики советского периода 135

рем группам: 1) контрреволюционные; 2) спекуляция; 3) долж­ностные и 4) уголовные.

С 1922 г. отделы моральной статистики по согласованию с за­интересованными ведомствами, как уже упоминалось, ввели спе­циальный учет осужденных. На каждого осужденного судья запол­нял и подписывал статистическую карточку. Заполненные карточ­ки направлялись периодически в губстатотделы, где производи­лась их статистическая обработка.

Сводные отчеты по губерниям, республикам и стране в целом публиковались как в общих статсборниках ЦСУ, так и в специ­альных сборниках. В частности, были опубликованы следующие сборники: «Статистика осужденных в СССР в 1923—1924 гг.» (изд. ЦСУ, 1927); «Статистика осужденных в СССР в 1925, 1926 и 1927 гг.» (изд. ЦСУ, 1930); «Аборты в 1926 г.» (изд. ЦСУ, 1929); «Самоубийства в СССР в 1925—1926 гг.» (изд. ЦСУ, 1929); «Ста­тистика амнистированных в ознаменование десятилетия Октябрь­ской революции» (изд. ЦСУ, 1928). В подготовке этих и целого ря­да других обзоров движения преступности, иных аморальных яв­лений принимали участие специалисты в области теории и прак­тики уголовно-правовой статистики.

Изучению преступности как на основе указанных документов первичного учета, так и специально проводимых исследований в пер­вые годы новой власти уделялось особое внимание. Было выпущен но много публикаций авторами, близко стоявшими к руководст­ву уголовно-правовой статистикой в различных ведомствах или ЦСУ. Таковы были работы по статистике милиции и уголовного розы­ска (Учеватов и В. Халфин), по тюремной статистике (В. Р. Якуб-сон), по статистике осужденных (А.А. Герцензон, Д.П. Родин, М.Н. Гернет).

Так, А.А. Герцензон опубликовал результаты исследования в монографии «Борьба с преступностью в РСФСР» (1928 г.), М.Н. Гернет — в ряде журнальных статей и монографий: «Мораль­ная статистика» (1922 г.), «Преступность и самоубийства во вре­мя войны и после нее» (1927 г.), «Преступность в СССР и за гра­ницей» (1931 г.). Ряд статистических сборников был издан ЦСУ РСФСР, УССР, БССР.

Кроме того, в издаваемых ЦСУ общестатистических сборни­ках регулярно публиковалисьданные по моральной статистике, на­пример в «Сборнике статистических сведений по Союзу ССР 1918—1923 гг.», в сборнике «Итоги десятилетия Советской влас-
ти в цифрах» и многих других. И хотя учет таких сведений в те го­ды был далек от совершенства, обзоры моральной статистики бо­лее или менее полно отражали состояние нравственного здоровья рождающегося нового общества1.

В ряде регионов страны создавались специальные учреждения по изучению преступности. Так, с 1923 до 1929 г. «Кабинет по изу­чению личности преступника и преступности» при активном уча­стии специалистов разного профиля (криминалистов, психиатров, психологов и антропологов) провел ряд актуальных для того вре­мени исследований, результаты которых были опубликованы в изданий «Преступный мир Москвы».

В большинстве учреждений особое распространение получил статистический метод. Наиболее широко было поставлено соби­рание статистических материалов по преступности в образованном в 1925 г. при НКВД Государственном институте по изучению пре­ступности и преступника с его филиалами в различных регионах страны. В его структуре было специальное статистическое бюро, получавшее материалы по уголовно-правовой статистике из НКВД, НКЮ, Наркомпроса, ЦСУ, что позволяло более полно отслежи­вать движение преступности в стране. Бюро получало на каждого заключенного, осужденного судами республики особую карточку; картотека на заключенных давала большой материал для изучения преступности. Особое значение приобрела статистическая работа, произведенная Государственным институтом в 1926 г. одновремен­но со всеобщей переписью населения страны. Все заключенные бы­ли переписаны на дополнительные статистические карточки. Об­работка до 100 тыс. таких карточек дала возможность очень подроб­но изучить состав этой категории населения. Итоги ее были поло­жены в основу многих научных трудов, посвященных изучению ху­лиганов и хулиганства, убийц и убийств, преступлений в облас­ти половых посягательств, растрат и растратчиков и др.

В 1930 г. ЦСУ было реорганизовано в статистический сектор Госплана, а затем — в Центральное управление народнохозяйст­венного учета (ЦУНХУ).

В 1931 г. Государственный институт по изучению преступно­сти и преступника был реорганизован в Институт уголовной и ис­правительной политики, а в 1936 г. — во Всесоюзный институт юри-

1 См.: Лунеев В.В. Содержание и значение моральной статистики // Сов. го­сударство и право. 1990. № 4. С. 69.
136

Глава III, История и современная организация правовой статистики

I

дических наук (ВИЮН), в котором уже не было места для эмпи­рического изучения преступности и судимости. Это привело к по­степенному свертыванию работы в области моральной статисти­ки в общегосударственном масштабе. Статистика осужденных бы­ла передана в Наркомюст, а остальные разделы моральной стати­стики рассредоточены по заинтересованным ведомствам. В част­ности, статистика преступности разрабатывалась в Главном управ­лении милиции СССР и Прокуратуре СССР; статистика исправительно-трудовых учреждений — в НКЮ СССР; статисти­ка правонарушений несовершеннолетних — в наркомпросах союз­ных республик. Полностью прекратились публикации каких бы то ни было материалов по моральной статистике. Очередной сборник «Статистика осужденных в РСФСР. 1928—1934 гг.». (ML, 1935) вышел уже с грифом «секретно». За органами государственной статистики сохранилась лишь функция рассмотрения и утвержде­ния форм ведомственной статистики. Вне статистики оказались то­варищеские суды, комиссии по делам несовершеннолетних, к ве­дению которых относилось рассмотрение немалого количества дел о преступлениях и правонарушениях. Не было полного и система­тизированного учета правонарушений, рассматриваемых в адми­нистративном порядке, а также других аморальных явлений.

Такое положение не изменилось и после воссоздания в 1948 г. Центрального статистического управления.

Однако ученые и практики и в это сложное время поднима­ли научно-практические вопросы статистического изучения пре­ступности. Так, еще в трудном 1944 г. по инициативе ВИЮН и с уча­стием практических работников правоохранительных органов и сотрудников Института права АН СССР было проведено сове­щание, на котором с докладами выступили А.А. Герцензон, М.Н. Гернет и Б.Н. Хлебников. Они обосновали необходимость фак­тического изучения преступности и ее причин1.

Отсутствие единого органа, синтезирующего данные о преступ­ности, осужденных, деятельности органов по борьбе с преступ­ностью, привело к тому, что стало невозможно получить полную картину состояния преступности в стране. Наличие больших раз­личий в статистических формах органов охраны общественного по­рядка, суда, прокуратуры, узковедомственный подход к статот-четности, отсутствие единого учета преступности привели к то-

§ 2. Основные сведения из истории судебной статистики советского периода

137

См.: Проблемы изучения преступности.-М., 1945.

му, что результаты сопоставления этих данных оказались крайне противоречивыми и не давали действительной картины состояния и динамики преступности в стране.

В середине 1960 г. в стране были введены новые общесоюзные формы отчетности о состоянии преступности и борьбы с ней, ко­торые должны были представлять МВД союзной республики в прокуратуру республики. Обобщение данных этих отчетов, а так­же о числе лиц, содержащихся в местах лишения свободы, было возложено на Прокуратуру СССР. Приступив к обобщению дан­ных о состоянии преступности, Прокуратура СССР столкнулась с тем фактом, что в органах министерств внутренних дел ввиду отсутствия системы единого учета преступлений регистрировались не все преступления, а только те, о которых поступили сведения в органы милиции. В связи с тем, что значительная часть уголов­ных дел возбуждалась непосредственно органами прокуратуры и судами, данные о преступлениях по этим делам не могли най­ти отражения в отчетности органов МВД. Суммировать ведомст­венные данные существовавшая система отчетности не позволя­ла, так как каждое из этих ведомств имело отчетность с несопо­ставимыми показателями.

Для обеспечения полноты учета и сопоставимости показателей Прокуратура СССР утвердила в конце 1960 г. Инструкцию о еди­ном учете преступлений, обязательную как для органов прокурату­ры, так и для органов МВД. Эти мероприятия явились начальным этапом в возрождении единого учета регистрируемых преступле­ний, создании единой системы уголовно-правовой статистики как важнейшей части правовой статистики.

В дальнейшем ЦСУ совместно с Прокуратурой СССР и Вер­ховным Судом СССР разработали и утвердили единые формы уче­та и статистической отчетности с показателями, характеризующи­ми состояние преступности, судимости, следственной и судебной работы, т.е. охватывающей деятельность органов охраны общест­венного порядка, прокуратуры и судов по борьбе с преступнос­тью. Прокуратура СССР переработала и 30 декабря 1965 г. утвер­дила Инструкцию о едином (первичном) учете преступлений. Установленные этой инструкцией правила учета преступлений рас­пространялись как на органы прокуратуры, так и на органы ох­раны общественного порядка.

Первичный учет осуществлялся путем заполнения лицами, производящими расследование: а) карточек на выявленные преступ138

Глава III. История и современная организация правовой статистики

§ 2. Основные сведения из истории судебной статистики советского периода

139

ления; б) карточек на лиц, совершивших преступления; в) специ­ального талона по уголовному делу, в котором отражалось движе­ние каждого уголовного дела и результаты расследования. Впослед­ствии была установлена единая отчетность с показателями состо­яния преступности как для органов охраны общественного поряд­ка, так и для органов прокуратуры, заполняемая на основании ука­занных карточек органами Министерства охраны общественного по­рядка (МООП), начиная с областного звена. Она представлялась вышестоящим органам МООП и соответствующим прокуратурам.

В этот же период ЦСУ утвердило разработанный Прокурату­рой СССР единый статистический отчет по ведению следствия и до­знания с выделением в нем данных по следственному аппарату про­куратуры, следственному аппарату органов охраны общественно­го порядка и органам дознания (милиции) и отчетность о рабо­те прокурора. Была усовершенствована и отчетность судов: в нее внесены изменения, направленные на координирование показа­телей отчетности судов с отчетностью прокуратуры. В отчетнос­ти судебных органов, помимо данных о числе осужденных и оп­равданных судами, важное место заняли данные о мерах уголов­ного наказания (по видам преступлений). Она включила также дан­ные о кассационном и надзорном рассмотрении дел.

В этот же период ЦСУ совместно с ВЦСПС предприняли по­пытку разработать методику учета правонарушений, не влеку­щих по закону уголовной ответственности и рассматриваемых в товарищеских судах, комиссиях по делам несовершеннолетних и в административных комиссиях исполкомов местных органов вла­сти, а также учета других отрицательных явлений (больных алко­гольным психозом, алкоголизмом, наркоманией).

Однако если методика учета правонарушений заинтересован­ными ведомствами была согласована, то по вопросу о порядке про­хождения отчетности согласованности не было достигнуто.

Рассмотрение материалов о значительной части администра­тивных правонарушений осуществлялось в тот период должност­ными лицами отраслевых органов государственного управления без обращения в административные комиссии.

По ряду министерств и ведомств сведения в целом по Союзу ССР о числе выявленных проступков и примененных к виновным мерах административного воздействия содержались в отчетах о ра­боте соответствующих органов, представляемых в министерства и ве­домства СССР по утвержденным ЦСУ СССР формам.

Существовавшие формы отчетности давали определенный ма­териал для анализа административных правонарушений лишь в отдельных отраслях управления и не могли осветить общей кар­тины совершаемых в стране административных правонарушений. Кроме того, эти сведения, получаемые министерствами, не впол­не были сопоставимы и, как правило, не содержали данных, ха­рактеризующих правонарушителей.

^ В соответствии с решениями директивных органов в 1988 г. статистика правонарушений вновь была сосредоточена в системе Гос­комстата СССР. Работа осуществлялась Отделом моральной ста­тистики численностью 5 человек в составе Управления социальной статистики, в котором постепенно стала соредоточиваться свод­ная информация о преступности, административных правонару­шениях и иных негативных явлениях.

Появились возможности комплексного анализа данных пра­вовой статистики во взаимосвязи с соответствующими показате­лями других отраслей статистики; совместно с отраслевыми ми­нистерствами (ведомствами), соответствующими научными под­разделениями вырабатывать единые методологические подходы при разработке и учете отдельных показателей; используя имеющие­ся в Госкомстате опыт и базу, наладить альтернативное изучение деятельности правоохранительных органов путем специально ор­ганизованных опросов населения. С этого времени систематиче­ски (два раза в год) анализируются и публикуются данные о состо­янии преступности и судимости в стране. Освещаются такие вопросы, как внешняя миграция в СССР, хищения народнохо­зяйственных грузов на транспорте, преступления против собст­венности, преступность в молодежной среде, пожары и их послед­ствия, правовая защищенность граждан, вымогательство и т.д. Сов­местно с МВД, Минюстом и Прокуратурой СССР Госкомстатом разработана система показателей моральной статистики, разра­ботаны методологические подходы определения латентной пре­ступности и международных сопоставлений данных о преступно­сти, проведен ряд единовременных выборочных обследований раз­личных категорий населения об отношении к отдельным видам правонарушений и деятельности правоохранительных органов и др. Однако по-прежнему оставался нерешенным ряд острых про­блем. Среди первоочередных разработка методологии и органи­зация контроля достоверности данных, представляемых правоохра­нительными органами. Эти проблемы остались животрепещущими 140

Глава III. История и современная организация правовой статистики

и весьма актуальными в постсоветской России и ждут своего раз­решения.

В современных условиях необходимость в четкой и единооб­разной системе уголовно-правовой статистики, удовлетворяю­щей своими показателями не только оперативные, но и научные требования, особенно ощутима. Интеграционные процессы в го­сударствах СНГ актуализировали разработку системы показателей о преступлениях для обеспечения международных сопоставле­ний. В Программе методологических работ Статистического ко­митета государств СНГ этой проблеме отведено важное место в разделе социальной статистики1.

В соответствии с Концепцией судебной реформы в РСФСР (она утверждена постановлением ВС РСФСР от 24 октября 1991 г.2) од­ной из главных задач ее поэтапной реализации является обеспе­чение достоверности и повышение доступности информации о де­ятельности правоохранительных органов, судебно-правовой стати­стики. По замыслу ее разработчиков, задача регистрации пре­ступлений по-прежнему может оставаться за органами внутренних дел, но при условии выделения специального подразделения ре­гистрации сообщений о совершенных преступлениях и независи­мости его от следственных и оперативно-розыскных подразделе­ний. Ответственность за всю правовую статистику предполагается возложить на статистическую службу Министерства юстиции РФ3.

Солидаризируясь с первым предложением, мы вместе с тем не можем без критического анализа согласиться с мнением разработ­чиков Концепции по последнему вопросу, полагая, что уголовно-правовая статистика не может быть автономной, находиться в ве­дении какого-либо одного ведомства, в том числе и Министерства юстиции. Ее научно-практическая ценность лишь повысится при сопоставлении показателей правовой статистики с показателями других отраслей статистики. А это, на наш взгляд, посильно лишь Госкомстату, располагающему соответствующими возможностями — кадровыми, техническими, научными. В данном случае, в отли­чие от разработчиков Концепции судебной реформы в стране, речь идет не о создании единого государственного центра правовой статистики под крышей Госкомстата (тем более Минюста, МВД,

' См.: Вестник статистики. 1992. № 5. С. 11.

2 См.: ВВС РСФСР. 1991. № 44. С. 1435.

3 См.: Концепция судебной реформы в Российской Федерации / Сост. С.А. Пашин. М., 1992. С. 77.

§ 2. Основные сведения из истории судебной статистики советского периода

141

прокуратуры или других федеральных ведомств), а о совместном рас­смотрении и решении заинтересованными органами методологичес­ких вопросов, касающихся системы показателей, сбора, обработки, а также анализа данных правовой статистики в целом с учетом опы­та работы Госкомстата, его возможностей в применении совре­менных технологий обработки информации и проведении социо­логических обследований, дополняющих данные текущей статис­тики. Именно такая статистика, при всех прочих условиях, может быть объективным индикатором общественных отношений. Толь­ко на ее основе, на наш взгляд, могут создаваться комплексные научно-практические программы по укреплению режима законно­сти и правопорядка в стране, по совершенствованию законотвор­ческой, правоприменительной и управленческой деятельности.

Полноценное взаимодействие власти с институтами граждан­ского общества невозможно без информационной открытости. Успеш­ная реализация указанного направления деятельности, имеюще­го самое непосредственное отношение и к рассматриваемой про­блеме — открытости данных правовой статистики, сопряжена с выполнением следующих задач: радикальным обновлением функ­ций, методов, критериев деятельности соответствующих служб ор­ганов испольной власти; сужением области ведомственных тайн; уточнением с помощью общественных организаций гарантий предоставления общественно значимой официальной информа­ции; обучением государственных служащих практической работе в условиях информационной открытости; установлением каналов двусторонней связи государственных органов с общественными ор­ганизациями, занимающимися аналогичными проблемами (эко­логическими, социальными и др.)1.

^ В организационном отношении правовая статистика, уголовно-правовая в особенности, остается ведомственной статистикой, но Госкомстат России тесно взаимодействует с ведомственными статистическими службами, способствует развитию статистики пра­воохранительных органов, устранению «закрытых зон» для стати­стики, необоснованной секретности отдельных показателей соци­ального и экономического развития Российской Федерации, до­бивается точного ведения учета и отчетности в негосударственном секторе экономики.

1 См.: Послание Президента РФ Федеральному Собранию// Российская га­зета. 1998. 24февр.
142

Глава III. История и современная организация правовой статистики

С удовлетворением можно отметить, что наконец-то снят по­кров таинственности с данных правовой статистики, в частнос­ти уголовно-правовой, — сведения о преступности и судимости ста­ли регулярно публиковаться в средствах массовой информации. Это событие для нашей страны можно считать историческим.

Легализация данных уголовно-правовой статистики открыла пе­ред наукой и практикой новые возможности и одновременно по­ставила непростые вопросы о, системе ее показателей, повыше­нии их объективности, границ достоверности, наиболее полно­го их использования в интересах соблюдения в стране режима за­конности.

Систематически информируя население на основе научно разработанных группировок об уровне, видах, тенденциях и рас­пределении преступности во времени и пространстве, государст­во активизирует естественное стремление человека к самозащи­те жизни, здоровья, собственности и т.д. При этом снижается ве­роятность оказаться жертвой преступления, с одной стороны, и формируется общественное мнение относительно необходи­мых издержек (экономических, социальных и др.) для поддержа­ния оптимального уровня безопасности населения — с другой.

Далее. Среди важнейших задач Госкомстата России — разра­ботка совместно с министерствами и ведомствами, научными учреждениями, предприятиями и организациями научно обосно­ванной статистической методологии, отвечающей международной практике, регулярная публикация материалов по методологий исчисления статистических данных, рассмотрение их альтернатив­ных вариантов.

Назрела объективная необходимость организовать муниципаль­ную статистику в Российской Федерации, существенное место в ко­торой должно быть отведено данным уголовной статистики. Види­мо, здесь полезным может оказаться опыт земской статистики Рос­сии прошлого века. Без ее создания нельзя рассчитывать на реаль­ную государственную политику по преобразованию местной вла­сти на демократических началах, укреплению правопорядка.

Кроме того, как упоминалось, на Госкомстат возложено и обеспечение широкой гласности статистический информации, ее открытости и доступности; систематическое информирование населения через печать, радио, телевидение о социально-эконо­мическом развитии Российской Федерации, становлении рыноч­ных отношений, динамике цен на товары и услуги, жизненном

§ 2. Основные сведения из истории судебной статистики советского периода 143

уровне населения, его занятости, в том числе и о состоянии пре­ступности1.

В области правовой статистики на протяжении всего советско­го периода постоянно проводилась научная работа по вопросам ее теории, практики и истории. Так, проблемы уголовно-правовой статистики были тщательно разработаны крупным русским юри­стом профессором М.Н. Гернетом в монографиях «Моральная статистика» (1922 г.), «Преступность и самоубийство во время вой­ны и после нее» (1927 г.), «Преступность за границей и в СССР» (1931 г.) и др.

Большой вклад в разработку общеметодологических проблем судебной статистики сделал профессор А.А. Герцензон. Из его мно­гочисленных трудов в области правовой статистики необходимо отметить четыре издания учебника «Судебная статистика» (1935, 1937, 1939 и 1948 гг.).

В 1939 г. был издан учебник по судебной статистике Б.Н. Хлеб­никова, много сделавшего для развития теории и особенно прак­тики судебной статистики.

Значителен вклад в дальнейшее развитие как общетеоретиче­ских, так и прикладных аспектов правовой статистики кандида­та экономических и доктора юридических наук, профессора, за­служенного деятеля науки РСФСР С.С. Остроумова, перу кото­рого принадлежит более 180 работ по этой проблематике, в том числе шесть изданий учебника по советской судебной статисти­ке (1949, 1952, 1954, 1962, 1970 и 1976 гг.), три монографии: «Пре­ступность и ее причины в дореволюционной России» (1960, 1980 гг.), «Очерки по истории уголовной статистики дореволю­ционной России» (1961 г.), брошюры на тему «Уголовная стати­стика и предупреждение преступности» (1969-1975 гг.) и другие работы, оставившие заметный след в юридической науке.

Много ценных публикаций по различным аспектам правовой, в особенности уголовно-правовой, статистики было опубликова­но такими исследователями, как М.М. Бабаев, Ю.Д. Блувштейн, С.Е.Вицин, Г.И. Забрянский, Г.А. Злобин, Л.И.Кондратюк, Н.Н. Кондрашков, В.В.Лунеев, Н.И.Майоров, Г.М. Миньковский, Б.С. Никифоров, С.Н. Панченко, Г.И.Соломаха, А.С. Шляпочни­ков и др.

i См., напр.: Вот так и живем. Госкомстат о социально-экономическом по­ложении России в 1994 году //Российская газета. 1995. 21 янв.
144

Глава III. История и современная организация правовой статистики

Если иметь в виду, как уже отмечалось, неразрывную связь уголовно-правовой статистики с криминологией, то следует от­метить плодотворное использование количественных методов в изучении преступности и связанных с ней проблем в трудах Г.А. Аванесова, К.К. Горяинова, Г.В.Дашкова, И.И. Карпеца, В.М. Когана, В.Н. Кудрявцева, Н.Ф. Кузнецовой, М.И. Кова­лева, В. В. Панкратова, А. М. Яковлева и др. В них глубоко про­анализированы качественные особенности и закономерности в области преступности, специфика ее причин и мер социально­го контроля над ней и т.д.

Нужно отметить, что если криминалисты широко и плодотвор­но используют статистический метод в своих исследованиях, что взаимно обогащает и теорию уголовно-правовой статистики, то этого, к сожалению, нельзя сказать о цивилистах. Еще 25 лет назад С.С. Остроумов и другие ученые призывали к тому, что по­ра нашим цивилистам с привлечением других специалистов занять­ся вопросами статистического исследования гражданско-правовых явлений, что послужит первым шагом к созданию самостоятель­ной научной дисциплины «Гражданско-правовая статистика»1. В государстве с рыночной экономикой, где развиваются граждан­ско-правовые отношения, разработка ее проблематики — безот­лагательная задача.

Контрольные вопросы

1. Кто стоял у истоков организации уголовно-правовой (судебной) статистики России?

2. Раскройте основные вехи становления правовой статистики в до­революционной России.

3. Раскройте сущность, положительные и отрицательные стороны «ку­понной системы» организации уголовно-правовой статистики в России (1872-1909 гг.).

4. Укажите этапы становления единого учета преступлений в нашей стране.

5. Что такое моральная статистика (понятие, история, проблемы, пер­спективы развития)?

i См.: Остроумов С.С, Панченко СМ.. Кондрашков Н.Н. Проблемы граждан­ско-правовой статистики //Соц. законность. 1973. № 9.

Приложение III. 1

145

Рекомендуемая литература

Абрамов В. Земская статистика: организация и практика (к 130-летию основания) //Вопросы статистики. 1996. № 3.

Гернет М.Н. Моральная статистика // Избр. произв. М., 1974. С. 358-401.

Иванов И.О. Предмет моральной статистики в историческом аспек­те // Сов. государство и право. 1990. № 4.

Лунеев ВВ. Содержание и значение моральной статистики // Сов. го­сударство и право. 1990. № 4.

Криминология. М.: БЕК, 1997.

Остроумов С.С. Очерки по истории уголовной статистики дореволю­ционной России. М, 1961.

Остроумов С.С, Панченко С.Н. Актуальные задачи уголовной статис­тики и предупреждение преступности // Сов. государство и право. 1971. № 8.

Шнайдер Г.Й. Криминология: Пер. с нем. / Под общ. ред. и с предисл. Л.О. Иванова. М., 1994.
Приложения

^ ЦЕНТРАЛЬНОЕ СТАТИСТИЧЕСКОЕ УПРАВЛЕНИЕ.

Приложение ///. / 2. В апелляционной инстанции.

ОТДЕЛ МОРАЛЬНО! СТАТИСТИКИ.

Статистический листок для обвиняемого.

Название суда__ дело №__ начато__

1. Фамилия, имя, отчество__

2. Прозвище, кличка__

3. Пол: мужской, женский.

4. Возраст (во время совершения преступления)

5. Рождение: брачное или внебрачное.

6. Получил воспитание: а) в родной семье, б) в чужой семье, в) в вос­питательном заведении, г) был беспризорным.

7. Народность__ родной язык__ гражданство

8. Образование: 1) неграмотен, 2) грамотен: а) получил высшее или среднее образование (законченное или незаконченное) __, б) по­лучил низшее образование, в) умеет только читать, писать и читать.

9. Место рождения: а) губерния__, б) уезд или город__

10. Постоянное место жительства:___губ., __уезд, __город.

11. Место совершения преступл.:__губ., __уезд,__город.

12.. Давно ли живет в месте совершения преступления__

146

1   ...   13   14   15   16   17   18   19   20   ...   65

Похожие:

СавюкЛ. К. Правовая статистика: Учебник iconСписок рекомендуемой литературы Основная Эконометрика: Учебник /...
Эконометрика: Учебник / Под ред. И. И. Елисеевой. – М.: Финансы и статистика, 2005. – 576 с

СавюкЛ. К. Правовая статистика: Учебник iconКурсовая работа по дисциплине «Статистика» на тему «Статистика численности,...
Социальная статистика исследует вопросы, затрагивающие личные интересы каждого человека, с которыми связаны его благополучие, удовлетворение...

СавюкЛ. К. Правовая статистика: Учебник iconПрограмма для абитуриентов бгарф базовый учебник: Учебник для учащихся...
Дополнительный учебник: «Обществознание. 10 класс. Учебник для общеобразовательных учреждений. Профильный уровень. Под ред. Л. Н....

СавюкЛ. К. Правовая статистика: Учебник iconУчебник для вузов. Спб.: Питер, 2008. 583 с: ил. Серия «Учебник для вузов»
...

СавюкЛ. К. Правовая статистика: Учебник iconКурсовая работа по дисциплине «Статистика» на тему: «Статистические...
Статистика системы национальных счетов. Макроэкономические показатели

СавюкЛ. К. Правовая статистика: Учебник iconИ. Кравченко
Д 55 Методы социологического исследования: Учебник. — М.: Инфра-м, 2004. — 768 с. — (Классический университетский учебник)

СавюкЛ. К. Правовая статистика: Учебник iconУчебник для вузов / Под ред. Г. С. Никифорова. 2-е изд., доп и перераб....
Учебник предназначен для студентов и преподавателей факультетов психологии университетов, а также для специалистов, занятых на практике...

СавюкЛ. К. Правовая статистика: Учебник iconУчебник нового века психология Учебник для гуманитарных вузов
П86 Психология. Учебник для гуманитарных вузов / Под общ ред. В. Н. Дружинина. — Спб

СавюкЛ. К. Правовая статистика: Учебник iconИван Павлович Подласый Педагогика начальной школы: учебник
Учебник предназначен для студентов педагогических колледжей

СавюкЛ. К. Правовая статистика: Учебник iconПрограмма дисциплины “Социальная статистика”
Автор программы курса “Социальная статистика” доцент кафедры статистики, к э н. Заварина Е. С

Вы можете разместить ссылку на наш сайт:
Школьные материалы


При копировании материала укажите ссылку © 2013
контакты
www.vbibl.ru
Главная страница