И. С. Клецина от психологии пола к гендерным исследованиям в психологии // Вопросы психологии. 2003. №1




Скачать 384.58 Kb.
НазваниеИ. С. Клецина от психологии пола к гендерным исследованиям в психологии // Вопросы психологии. 2003. №1
страница1/4
Дата публикации31.08.2013
Размер384.58 Kb.
ТипДокументы
www.vbibl.ru > Психология > Документы
  1   2   3   4
И.С. КЛЕЦИНА

ОТ ПСИХОЛОГИИ ПОЛА — К ГЕНДЕРНЫМ ИССЛЕДОВАНИЯМ В ПСИХОЛОГИИ // Вопросы психологии. 2003. №1.

Представлен анализ отечественной литературы по проблемам психологии пола в различные периоды прошлого столетия. Выделены основные тенденции развития исследований пола в психологии в каждом периоде. Определены основные направления, по которым идет развитие гендерных исследований в отечественной психологии. Проводятся некоторые аналогии с развитием гендерных исследований на Западе.

Ключевые слова: психология пола, гендерные исследования в психологии, психология половых различий, женская психология, социально-конструктивистское направление в гендерных исследованиях в психологии.

В последнее время гендерная проблематика все активнее стала заявлять о себе в различных отраслях научного знания. Эта тенденция коснулась и отечественной психологии, среди психологических публикаций стали появляться работы, включающие такие понятия, как «гендер», «гендерный анализ», «гендерные исследования» [14], [15], [30]–[34], [52], [58].

Какая реальность стоит за использованием этих терминов? Новая терминология — дань западной моде или отражение нового теоретического направления в развитии отечественной психологии? Представляется важным прояснить истоки и предпосылки появления этих новых тенденций в психологической науке, а также попытаться выделить направления, в русле которых проводятся гендерные исследования в психологии.

^ ПРЕДПОСЫЛКИ РАЗВИТИЯ ГЕНДЕРНОЙ ПРОБЛЕМАТИКИ ВПСИХОЛОГИИ

Гендерные исследования в психологии в нашей стране — это совсем новое и пока еще слабо разработанное научное направление. До начала 90-х гг. гендерная проблематика в отечественной психологии не развивалась, а работ, на которые могли бы опираться исследователи, было опубликовано крайне мало.

Психология пола являлась той областью научного знания, которая объединяла фрагментарные и разрозненные исследования, посвященные изучению проблем пола и межполовых отношений, поэтому психология пола как специальная дисциплина может быть рассмотрена в качестве одной из научных предпосылок развития гендерной проблематики. Предметная область психологии пола не имеет четких границ, она включает изучение таких проблем, как психологические различия между людьми разного пола, социальная полоролевая дифференциация и стратификация, культурные стереотипы маскулинности и феминности, особенности социализации мальчиков и девочек, мужчин и женщин, психологическая идентификация личности как представителя определенного пола. Психология пола в основном развивалась на стыке таких сфер знания, как психология половых различий и психология семьи и брака.

Психология половых различий — раздел дифференциальной психологии, изучающий различия между индивидами, обусловленные или опосредствованные их половой принадлежностью или ассоциирующиеся с ней. Акцент в работах этого направления делается на выявлении психологических характеристик и особенностей поведения людей разного пола.

Психология семьи и брака — междисциплинарное направление в психологии, в рамках которого изучаются разнообразные вопросы, такие как факторы, влияющие на качество брака; цикл развития семьи; ролевая структура семьи; распределение власти между членами семьи, межсупружеское общение, установки на брак и семью; детерминанты выбора брачного партнера, психологические особенности родителей и их детей [50]. Для психологии пола важны исследования в области психологии семьи, в которых все вышеперечисленные вопросы изучаются в соотнесении с полоролевыми представлениями, стереотипами маскулинности/феминности и полотипичными характеристиками и моделями поведения, присущими реальным и потенциальным супругам. Психологические аспекты взаимоотношений между людьми разного пола привлекали представителей из других, непсихологических областей научного знания, поэтому исследования, которые можно отнести к психологии пола, встречаются в работах социологов, этнографов, педагогов, представителей медицинских профессий.

Другими словами, психология пола изучает то, каким образом психологические характеристики личности опосредствуют физические различия между мужчинами и женщинами и как это отражается на поведении и отношениях представителей мужского и женского пола. Небольшое число работ по психологическим проблемам пола и «размытость» этой тематики по различным отраслям психологической науки вызывают определенные трудности в структурировании анализируемого материала и выделении ключевых моментов при рассмотрении тенденций развития отечественной психологии пола. Рассматривая работы в области психологии пола как научные предпосылки развития гендерной проблематики в психологии, остановимся на следующих вопросах:

1. Дискуссии о психологических проблемах межполовых отношений в первой половине XX столетия.

2. Развитие психологии пола во второй половине XX столетия (60–80-е гг.).

3. Психология пола в 90-е гг. XX столетия.

^ ДИСКУССИИ О ПСИХОЛОГИЧЕСКИХ ПРОБЛЕМАХ МЕЖПОЛОВЫХ ОТНОШЕНИЙ В ПЕРВОЙ ПОЛОВИНЕ XX СТОЛЕТИЯ

В начале XX столетия психологическая наука в России проходила этап институционализации, который сопровождался логико-научными и научно-организационными преобразованиями. Логико-научные преобразования заключались в определении задач и предмета исследования, выделении направлений развития, обосновании адекватных методических приемов и принципов исследования психической реальности, а научно-организационные были направлены на создание специальных психологических центров и психологических научных изданий, формирование кадров ученых-психологов и др. [51].

В этот период отечественных публикаций по психологии пола еще не было, а внимание ученых привлекали работы зарубежных исследователей. Острые дискуссии вызвала переведенная на русский язык в начале века книга австрийского ученого О.Вейнингера «Пол и характер». Большое внимание в этой работе было уделено описанию специфических психологических характеристик женщин, которые полярно противопоставлялись характеристикам мужчин.

В описании, предложенном О.Вейнингером, женщина в психологическом смысле выглядит неполноценным, примитивным существом. Женщина, по его мнению, в интеллектуальном смысле слабо развита, ей не присуще логическое мышление, поэтому она живет, руководствуясь бессознательными импульсами («Мужчина живет сознательно, женщина — бессознательно». «Женщина не чувствует никакого стремления к истине, отсюда ее несерьезность, ее безучастное отношение к мыслям» [20; 97, 186]).

Совсем не развит у женщины такой психический процесс, как память («Женщина располагает только одним классом воспоминаний: эти воспоминания связаны с половым влечением и размножением. Это все, о чем истинная женщина может вспомнить из всей своей жизни» [20; 118]). В морально-этической сфере женщина тоже существенно уступает мужчине («Истинно женское существо не знает ни логического, ни нравственного императива. Слова: закон, долг, долг по отношению к себе — совершенно пустой звук для женщины»; «...она лишена благочестия. И в самом деле, благочестие — добродетель чисто мужская», «...она — аморальна, низка» [20; 178, 120, 189]).

У женщины, по О.Вейнингеру, неполноценное самосознание и ущербная Я-концепция («Чувство тождественности в различных жизненных положениях совершенно отсутствует у настоящей женщины. Женщина никогда не в состоянии понять себя, размышляя о прошедшем, но она не ощущает никакой потребности себя понять» [20; 140]). Следовательно: «у женщины нет субъекта» [20; 188]. «Личность и индивидуальность, [умопостигаемое] “Я” и душа, воля и [умопостигаемый] характер — все это одноименные понятия, которые присущи мужской половине рода и чужды женской его половине» [20; 179].

Конечно, такой образ женщины был принят не всеми, поэтому основным предметом дискуссии явилась установка О.Вейнингера трактовать «женское» как низменное и недостойное, а успехи женщин в социальной сфере — лишь как результат наличия у них большой доли «мужского». А.Белый пишет по этому поводу: «Взгляд на женщину как на существо, лишенное творчества, критики не выдерживает. Женщина творит мужчину не только актом физического рождения, женщина творит мужчину и актом рождения в нем духовности» [12; 104]. Однако эта точка зрения не означала, что в российском обществе женщина воспринималась равной мужчине.

О статусе и роли женщины в обществе, о ее психологических характеристиках в сравнении с характеристиками мужчин в это время размышляли в основном не психологи, а общественные деятели, философы, представители естественнонаучных дисциплин. Так, И.И.Мечников писал: «Я утверждаю, что прогрессивное развитие женщины должно совершаться в ущерб ее способности размножения, выкармливания и воспитания детей, совершенно подобно тому, как усиленная деятельность рабочих пчел, муравьев и термитов могла явиться не иначе, как вместе с появлением бесплодия или же плодовитости в экстренных исключительных случаях» (цит. по: [8; 93]). В данном высказывании отражены распространенные в России традиционные взгляды о реализации репродуктивных функций женщиной как ее основной социальной роли в обществе. В соответствии с основными социальными ролями мужчин и женщин рассматривались и основные их психологические характеристики.

Проблемы пола обсуждались в работах таких отечественных философов, как В.С.Соловьев, С.Н.Булгаков, Н.Н.Бердяев, В.В.Розанов. Общим для всех работ является противопоставление психологических качеств мужчин и женщин. Так, например, по мнению С.Н.Булгакова, в психологическом плане мужчины и женщины существенно различаются, мужчина деятелен, логичен, полон инициативы; женщина инстинктивна, склонна к самоотдаче, мудра нелогической мудростью простоты [18]. В работах русских философов подчеркивается роль женщины в культурном наследии. Так, Н.Н.Бердяев пишет о том, что сила женственности играла огромную, но не всегда видимую и часто таинственную роль в мировой истории. Без влюбленности в Вечную Женственность мужчина ничего не сотворил бы в истории мира, и не было бы мировой культуры [16]. При этом способность женщины к культурному творчеству отрицается, а лишь признается ее роль вдохновительницы мужчин для созидательной и творческой деятельности. Значимость женщины в культуре определяется только степенью ее влияния на мужчину.

О.А.Воронина [22] подчеркивает глубинно патриархатные основы русской философии пола. По ее мнению, в русской философии существовал весьма своеобразный подход к восприятию и оценке дифференциации маскулинного и феминного. Во-первых, в русской философии и теологии дифференциация мужского и женского начал рассматривается как метафизический или духовно-религиозный принцип; западная философия рассматривает такую дифференциацию скорее как принцип онтологический или гносеологический. Во-вторых, в русской философии расставляются иные культурно-символические акценты: то, что в европейской философской традиции ассоциируется с маскулинным началом (божественное, духовное, истинное), в России и русской культуре ассоциируется — через категорию любви — с феминным, женским началом. Можно было бы сделать вывод, что в России феминное начало оценивалось выше маскулинного, но ни у кого из философов феминное начало не оценивается как самостоятельное или равное маскулинному, оно всегда выступает только как дополнительное.

Таким образом, очевидно, что и философские представления, противопоставляя «мужское» и «женское», отражают принцип дифференциации и поляризации полов. Однако главное, на что следует обратить внимание, это то, что такие представления характеризуют не только дихотомию «мужского» и «женского», но и иерархичность и субординированность. Понятая таким образом половая дифференциация превращается в иерархическую стратификацию.

В послереволюционный период проблемы психологии пола тоже не занимали ведущего места в исследовательских интересах ученых. Наиболее актуальными для общественной и научной мысли в то время были такие близкие по тематике проблемы, как «женский вопрос» и «половой вопрос». Советская Россия была первым государством в мире, провозгласившим в Конституции 1918 г. юридическое равноправие мужчин и женщин во всех сферах социальной жизни. В эти годы на страницах научных и популярных изданий освещались результаты дискуссий о статусе женщин в новом обществе, их ролях в семье, о свободе сексуальных отношений. В этих дискуссиях отражалось идеологическое противостояние в политической сфере: либо в стране будут развиваться рыночные отношения, альтернативность и плюрализм в сфере культуры, науки и образования, либо доминирующей станет политика жесткой регламентации всех аспектов жизнедеятельности людей. Одновременно это была борьба за человека: или признание его личностных и гражданских свобод, или полное подчинение его интересам классовой борьбы и на этой основе формирование психологии «нового человека» как «винтика» государственной машины. Постепенно победила антидемократическая тенденция.

Следует отметить, что мнения психологов в обсуждениях «женского» и «полового вопроса» не были главными, наибольшую активность проявляли представители партийного руководства. В позициях психологов нашли отражение идеи таких теоретических направлений, как педология и психоанализ.

В качестве примера можно привести позицию А.Б.Залкинда — сторонника социогенетического подхода в педологии и выразителя идей марксистского психоанализа. Он полагал, что, изменяя определенным образом среду, можно влиять на организм, управлять влечениями, физиологическими функциями, направлять высвобождающуюся энергию в русло, нужное революционной общественности. Такое понимание фрейдовского учения приводило ко все большей апелляции к социальному фактору в объяснении функционирования индивидуальных психических структур, к социологизации не только психики, но даже физиологии человека [51].

Большое внимание уделял А.В.Залкинд вопросам полового воспитания. Его статьи на тему «классового подхода к половому вопросу» получили широкую известность. Попытка разработать новую марксистскую модель полового поведения отражала признание детерминирующего влияния «нового содержания среды» на психофизиологию индивида. «Октябрьская революция, — писал А.В.Залкинд, — проделала чрезвычайно сложную ломку в идеологии масс, достаточно сложные сдвиги вызвала она и в их психофизиологии. Меняющаяся социальная среда изменяет не только сознание, но и организмы» [25; 8].

В 1920-е гг. на волне дискуссий о воспитании человека нового типа, реализующего новые модели поведения вообще и межполового поведения в частности, попытки решения «женского» и «полового вопроса» не привели к желаемому результату. В последующие годы для нашей страны характерна другая политика — политика установления тотального контроля над личностью, ее деиндивидуализации, отрицания и подавления сексуальности. В таких условиях, конечно, не могла развиваться не только психология пола, но и другие психологические и непсихологические личностно-ориентированные научные области знания.

Сложившиеся в рассматриваемый период предпосылки дальнейшего развития психологических исследований пола требуют, конечно, отдельного, не столь краткого рассмотрения. Но и изложенное дает представление об имевшемся поле проблематизаций, предлагаемых подходов и решений.

Развитие психологии пола во второй половине XX столетия (60–80-е гг.)

Как заметил И.С.Кон [36], указанное время в психологической науке можно определить как период «бесполого сексизма». В качестве обоснования этого утверждения И.С.Кон приводит данные об отсутствии в основных отечественных словарях и справочниках научных статей, раскрывающих ключевые понятия психологии пола. В учебной и научной психологической литературе тех лет также практически не использовались понятия «пол», «половые различия», «маскулинность/феминность». Не раскрывались эти понятия и в «Кратком психологическом словаре», опубликованном под редакцией А.В.Петровского и М.Г.Ярошевского в 1985 г. В массовом учебнике «Общая психология» для педагогических институтов (1977) рассматривались всевозможные психические свойства и отношения, но половые различия нигде, ни в каком контексте не упоминались. В учебнике «Возрастная и педагогическая психология» (1979) в разделе, посвященном подросткам, появляется параграф «Особенности отношений мальчиков и девочек», однако информация, представленная в нем, носит характер общих педагогических рассуждений, да и сам текст занимает всего одну страницу учебника.

Несмотря на тщательное избегание изучения учеными-психологами проблем пола и межполовых отношений, все же в конце 1960-х — начале 1970-х гг. стали появляться единичные публикации, посвященные этим проблемам. Прежде всего, это работы известных отечественных ученых И.С.Кона и Б.Г.Ананьева. В учебном пособии И.С.Кона «Психология юношеского возраста» (1979) целая глава посвящена взаимоотношениям юношей и девушек и их психосексуальному развитию. В 1981 г. в журнале «Вопросы психологии» была опубликована статья И.С. Кона «Психология половых различий» [37], где были представлены обзор и анализ зарубежной литературы по данной проблеме. Ранее (в 1975 г.) в сборнике «Соотношение биологического и социального» была опубликована статья И.С.Кона «Половые различия и дифференциация социальных ролей», где проблема поляризации социальных ролей мужчин и женщин рассматривается в двух аспектах: дифференциально-психологическом и социально-нормативном; также в статье детально обсуждается поддерживающая и опровергающая аргументация идей разделения мужских и женских ролей в семье и в общественно-производственной сфере на основе принципа взаимодополнительности.

Б.Г.Ананьев в своем теоретико-экспериментальном психологическом учении о человеке обосновал необходимость изучения половых характеристик как первичных (индивидных) свойств человека. В книге Б.Г.Ананьева «Человек как предмет познания» (1969) есть глава «Половой диморфизм и психофизиологическая эволюция человека»; правда, в основном речь здесь идет не столько о психологических характеристиках человека, сколько о его психофизиологии. В работах учеников Б.Г.Ананьева — Н.А.Розе [55], Г.И.Акинщиковой [4], Е.И.Степановой [53] — также чаще рассматривались половые различия в психофизиологической сфере. Наиболее ценными для развития гендерной проблематики в психологии являются убедительные научные результаты о связи индивидных характеристик человека как представителя определенного пола с особенностями социального поведения человека.

Благодаря основополагающим и обобщающим работам Б.Г.Ананьева и И.С.Кона были определены приоритетные направления исследований в области психологии пола. Это систематические и комплексные исследования половых различий и половых ролей, включающие изучение: 1) дифференциально-психологических характеристик представителей полов в возрастной динамике; 2) функциональных закономерностей дифференциации половых ролей в отдельно взятой сфере деятельности на социальном, межличностном и интериндивидуальном уровне; 3) полоролевых стереотипов в исторической перспективе и в связи с изменениями форм социализации; 4) взаимозависимости интернализованных половых ролей и соответствующего поведения личности и ее дифференциально-психологических и социальных характеристик.

В 80-е гг. количество работ, посвященных вопросам психологии пола, стало увеличиваться. Такие работы можно разделить на две группы. К первой группе можно отнести исследования, где данные о различиях в поведении и психологических характеристиках между людьми разного пола не являлись главной целью исследований и были получены как дополнительные факты в контексте решения других научных проблем (неспециализированные исследования). Вторая группа исследований межполовых взаимодействий — это работы, которые изначально были ориентированы на решение каких-либо проблем психологии пола (специализированные работы).

Среди наиболее интересных работ первой группы можно выделить исследования В.С.Агеева, Т.А.Репиной, Н.Я.Приваловой, В.В.Абраменковой.

Исследование В.С.Агеева [3] было направлено на поиск межкультурных различий в процессе восприятия человеком человека. В эксперименте испытуемые (русские и иностранные студенты и студентки), не имеющие опыта межкультурного взаимодействия (первая серия) и имеющие таковой (вторая серия), оценивали изображенных на фотографиях людей по степени выраженности ряда качеств по пятибалльной биполярной шкале. Выяснилось, что среднее количество значимых расхождений в оценках выраженности качеств существенно выше, когда речь идет о представителях противоположного пола. При этом влияние межкультурных различий проявилось слабо; фактор пола оказался более значимым, чем фактор национальной принадлежности.

Т.А.Репина [54], изучавшая свободное общение дошкольников друг с другом, установила, что в группе детского сада существует ярко выраженная консолидация детей со сверстниками своего пола. Эта консолидация возрастает от младшего к старшему дошкольному возрасту, приводя к образованию двух подструктур в группе детского сада: мальчиков и девочек.

Интересные результаты получены Н.Я.Приваловой [49] при изучении структуры понимания четвероклассниками личности своих родителей. Применив корреляционный анализ данных, полученных при анализе сочинений («Мой папа», «Моя мама») школьников из благополучных семей, автор исследования обнаружила, что корреляционные связи, отражающие понимание личности родителей девочками и мальчиками, отличаются как по количеству, так и по структуре компонентов. Оказалось, что большей сложностью отличаются корреляционные связи, отражающие структуру понимания ребенком родителя того же пола (мальчиком — отца, девочкой — матери).

В исследовании В.В.Абраменковой [1] изучалась полоролевая дифференциация в семье в представлениях дошкольников. Картинки из детского лото дети раскладывали на мамины и папины предметы. Мамиными предметами оказались все предметы домашнего обихода и хозяйственных работ — стиральная машина, пылесос, швабра, даже молоток с гвоздями; папины предметы — это предметы отдыха: телевизор, книги, газеты, лыжи и мягкое кресло.

Как же в представленных исследованиях интерпретировались выявляемые психологические различия между людьми разного пола, какие использовались обоснования их наличия? Часто причины половых различий совсем не объяснялись, поскольку исследования имели иные цели, в других случаях предлагался вариант признания естественности этих различий, обусловленных природными, биологическими различиями полов.

Ко второй группе (специализированные работы) можно отнести исследования В.В.Абраменковой, В.Е.Кагана, Я.Л.Коломинского и М.Х.Мелтсас, И.И.Лунина, Т.И.Юферевой. Работа В.В.Абраменковой [2] посвящена изучению половой дифференциации в межличностных отношениях в группах детей, В.Е.Каган исследовал полоролевые установки и стереотипы мужественности/ женственности у подростков [28], [29], И.И.Лунин [45] изучал культурно-исторические аспекты психологии пола, а Т.И.Юферева [64] — образы мужчин и женщин в сознании подростков. В работе Я.Л.Коломинского и М.Х.Мелтсас [35] рассматриваются зарубежные концепции полоролевого развития детей.

В указанных исследованиях были получены результаты, свидетельствующие о различиях в психологических характеристиках и особенностях поведения детей и подростков разного пола; интерпретируя полученные данные, авторы, как правило, не используют категоричных оценочных суждений по поводу выявленных психологических характеристик, присущих представителям мужского или женского пола. Причины половых различий, как правило, объяснялись стереотипами маскулинности/феминности, доминирующими в общественном сознании, а также исторически сложившимися формами взаимодействия мужчин и женщин. Так, например, в работе В.В.Абраменковой имеют место следующие рассуждения относительно полученных результатов: «Подлинной причиной обнаруженных различий является не половая принадлежность, взятая сама по себе, а те различия в социальном статусе и полоролевой позиции, которые заданы исторически сложившимися в культуре формами взаимоотношений у мужчин и у женщин, нашедшие свое отражение в поведении современных детей. В связи с этим корректнее было бы говорить не о прямом влиянии пола на проявление межличностных гуманных отношений в детской группе, а о влиянии исторически сложившегося способа общения и взаимоотношений индивидов в зависимости от их половой принадлежности» [2; 70].

Среди работ второй группы можно обнаружить и исследования, не отличающиеся взвешенной оценкой выявленных половых различий в психологических характеристиках, отражающие сексистские предубеждения авторов в отношении психологических характеристик девушек и женщин. Так, например, в кандидатской диссертации В.П.Багрунова «Половые различия в видовой и индивидуальной изменчивости психики человека» автором сделаны следующие выводы: «В семейном и дошкольном воспитании, в вузе, в профотборе и производственном обучении, в труде и спорте необходимо учитывать природные склонности в большей степени мальчиков и юношей и не препятствовать саморазвитию этих склонностей. У девушек усвоение и формирование необходимых качеств будут более успешными, если перечисленные институты создадут им благоприятные условия (постоянный контроль, различные виды поощрений), с учетом более высокой степени тренируемости, обучаемости женщин» [13; 15].

И.С.Кон, комментируя научные выводы В.П.Багрунова, справедливо отмечает: «В переводе на простой человеческий язык это значит, что взаимоотношения мужчины и женщины всегда и везде, во всех сферах деятельности, напоминают взаимодействие всадника и лошади. Поэтому мальчикам надо предоставлять больше самостоятельности, а девочек, напротив, дрессировать и дисциплинировать» [36; 230].

Похожие оценочные суждения, утверждающие мужское психологическое преимущество, характерны для психологов Г.М.Бреслава и Б.И.Хасана [17]. Так, подчеркивается: «В силу биологических и психофизиологических свойств женщина является более конформной и внушаемой, чем мужчина. Ее восприятие более детализировано, отсюда бóльшая чувствительность к внешней упорядоченности, а мышление более конкретно и прагматично, что ориентирует не столько на выявление закономерностей, сколько на получение необходимого результата» [17; 65]. Представления о большей конформности женщин по сравнению с мужчинами являются распространенными, но недостаточно научно обоснованными. Известные американские исследовательницы Е.Маккоби и К.Джеклин отмечают, что никакой стереотип полоролевого поведения так не прочен, как стереотип, утверждающий, что женщины зависимы. Эта черта в раннем детстве характерна для детей обоего пола, но закрепляется она главным образом в поведении девочек и становится устойчивой чертой личности, так как поддерживается социальными ожиданиями окружающих людей и в первую очередь родителей [68].

Необходимо отметить эссенциалистскую направленность данных работ, поскольку психологические различия между людьми разного пола однозначно выводятся из их естественно-биологических особенностей. В рассматриваемый период большинству отечественных психологов не были известны адекватные концепции для анализа проблем половой дифференциации. Широкое распространение в научной среде имела биологическая теория полового диморфизма В.А.Геодакяна [23], которая психологами трактовалась упрощенно, как доказательство врожденности и неустранимости всех наблюдаемых половых различий.

Суть указанной концепции в общих чертах сводится к тому, что процесс воспроизводства любой биологической системы включает в себя две противоположные тенденции: наследственность (консервативный фактор, который стремится сохранить неизменным у потомства все родительские признаки) и изменчивость (благодаря которой возникают новые признаки). Женское начало обеспечивает воспроизводство потомства, передачу характеристик и свойств от поколения к поколению, а мужской пол, как передовой отряд популяции, берет на себя функции столкновения с новыми условиями существования. Поэтому мужской пол более уязвим, а женский обладает большей устойчивостью и жизнестойкостью к нежелательным воздействиям среды. Концепция В.А.Геодакяна описывает дихотомию мужского и женского, опирающуюся на «интересы» популяции. Как считает автор, его концепция в комплексном изучении человека может сыграть интегрирующую роль. Суть теории, по его мнению, заключается не в противопоставлении мужского и женского начал как «лучшего» и «худшего», а в их отношениях и взаимодополнительности, позволяющих приблизиться к пониманию половых различий.

Данная концепция без психологической интерпретации не может быть приложима к анализу развития и функционирования человека. Прямо переносить эволюционно-генетические закономерности полового диморфизма на человеческую психологию и поведение неправомерно. Психика человека не развивается по законам биологической эволюции, человек, по сути, сам создает себе среду развития. В этой концепции в общем виде воспроизводится функционалистский, полоролевой подход к трактовке социальных ролей женщин и мужчин в обществе.

Особую группу составляют научные работы, посвященные изучению проблем мужчин и женщин в семейной жизни. Так, М.Ю.Арутюнян [10] изучала отношения между супругами в зависимости от характера распределения ролей в семье, Ю.Е.Алешина и Е.В.Лекторская [6] провели исследование, направленное на выявление закономерностей возникновения и протекания ролевого конфликта у работающих женщин, Ю.Е.Алешина и А.С.Волович [5] изучали влияние моделей поведения родителей на формирование полоспецифичного поведения детей.

В целом можно отметить, что в анализируемый период исследования проблем психологии пола стали проводиться чаще, чем в предыдущие десятилетия; учеными был накоплен определенный фактический материал (преимущественно по психологии половых различий), на который специалисты в дальнейшем могли опираться при решении новых задач.
  1   2   3   4

Добавить документ в свой блог или на сайт

Похожие:

И. С. Клецина от психологии пола к гендерным исследованиям в психологии // Вопросы психологии. 2003. №1 iconВопросы к экзамену «основы психологии»
Определение психологии. Предмет психологии. Основные отличия научной и житейской психологии

И. С. Клецина от психологии пола к гендерным исследованиям в психологии // Вопросы психологии. 2003. №1 iconОбщие вопросы психологии развития
Психология развития и возрастная психология. Психология развития как прикладная отрасль. Основные задачи психологии развития. Связи...

И. С. Клецина от психологии пола к гендерным исследованиям в психологии // Вопросы психологии. 2003. №1 iconВопросы к государственному экзамену специализация: Эксплуатация и...
Психология как наука: предмет, задачи, и место психологии в системе наук, отрасли психологии, методы психологии

И. С. Клецина от психологии пола к гендерным исследованиям в психологии // Вопросы психологии. 2003. №1 iconВопросы к государственному экзамену специализация: Экономика и управление...
Психология как наука: предмет, задачи, и место психологии в системе наук, отрасли психологии, методы психологии

И. С. Клецина от психологии пола к гендерным исследованиям в психологии // Вопросы психологии. 2003. №1 iconКонтрольные вопросы к экзамену по дисциплине «Методика преподавания психологии»
Предмет, цели и задачи курса «Методика преподавания психологии». Основные требования, предъявляемые к преподаванию психологии

И. С. Клецина от психологии пола к гендерным исследованиям в психологии // Вопросы психологии. 2003. №1 iconВопросы к государственному экзамену специализация: дизайн интерьера,...
Психология как наука: предмет, задачи, и место психологии в системе наук, отрасли психологии, методы психологии

И. С. Клецина от психологии пола к гендерным исследованиям в психологии // Вопросы психологии. 2003. №1 iconЕникеев марат исхакович структура и система категорий юридической психологии москва 1996
Методологические основы юридической психологии: предмет, принципы, структура и задачи юридической психологии. Историческое развитие...

И. С. Клецина от психологии пола к гендерным исследованиям в психологии // Вопросы психологии. 2003. №1 iconПрограмма вступительного экзамена
Таким образом, в программу экзамена включены вопросы по объекту и предмету психологии, истории развития психологии как науки, ее...

И. С. Клецина от психологии пола к гендерным исследованиям в психологии // Вопросы психологии. 2003. №1 iconКафедра общей и социальной психологии
В курсе лекций раскрывается становление психологии спорта как прикладной отрасли психологии, дается обзор основных исследовательских...

И. С. Клецина от психологии пола к гендерным исследованиям в психологии // Вопросы психологии. 2003. №1 iconЕ. Д. Хомская в новые постперестроечные вре­мена философские методологические...
Хомская Е. Д. О методологических проблемах современной психологии. / Вопросы психологии, 1997, № – С. 112-125

Вы можете разместить ссылку на наш сайт:
Школьные материалы


При копировании материала укажите ссылку © 2013
контакты
www.vbibl.ru
Главная страница