Е. Д. Хомская в новые постперестроечные вре­мена философские методологические проблемы психологии все меньше ин­тересуют научную общественность. Наметились новые тенденции: с од­ной стороны, к чистому прагматизму




Скачать 261.7 Kb.
НазваниеЕ. Д. Хомская в новые постперестроечные вре­мена философские методологические проблемы психологии все меньше ин­тересуют научную общественность. Наметились новые тенденции: с од­ной стороны, к чистому прагматизму
страница1/3
Дата публикации06.04.2013
Размер261.7 Kb.
ТипДокументы
www.vbibl.ru > Психология > Документы
  1   2   3
Хомская Е.Д. О методологических проблемах современной психологии. / Вопросы психологии, 1997, № 3. – С. 112-125.

О МЕТОДОЛОГИЧЕСКИХ ПРОБЛЕМАХ

СОВРЕМЕННОЙ ПСИХОЛОГИИ

Е.Д. Хомская
В новые постперестроечные вре­мена философские методологические проблемы психологии все меньше ин­тересуют научную общественность. Наметились новые тенденции: с од­ной стороны, к чистому прагматизму, к определенному пренебрежению ака­демической наукой в разных ее ипо­стасях, в том числе и методологиче­ской, как, якобы, не имеющей практи­ческой ценности, с другой — к явному оживлению интереса ко всяким чуде­сам, мистике (экстрасенсорному вос­приятию, телекинезу и т.п.). Объеди­няет эти тенденции скрытый или яв­ный уход от вопросов, связанных с четким определением методологиче­ских основ психологических исследо­ваний, к «размыванию» или даже от­рицанию естественнонаучной, мате­риалистической методологии как фи­лософской основы научного психоло­гического знания.

Этот процесс наблюдается не толь­ко в психологии. Достаточно явно он прослеживается и в такой «строгой» науке, как физика. Известно, что в последнее время ряд физиков вводит в свои физические теории вне-физиче­ские категории: идеи буддийской, ин­дийской, японской религии и мифоло­гии. Происходит как бы объединение научных физических воззрений с вос­точными религиозными идеями, что и выдается за новое слово в физике. Современная физика стала использо­вать такие понятия, как сознание, се­мантика, смысл и др. Некоторые фи­зики утверждают, что физические феномены и сознание едины, не су­ществуют друг без друга, более то­го, что сознание «творит» реаль­ность, и объекты физического позна­ния создаются в процессе восприятия. При этом само сознание (или одно из его проявлений) трактуется как транс­личностное сознание, которое функ­ционирует на космическом уровне [20].

Целый ряд статей, опубликованных за последнее время в «Вопросах фи­лософии», свидетельствует о далеко зашедшем процессе изменения естественнонаучной материалистической методологической базы физической науки, о явных попытках — на мате­риале физических реалий — идеали­стического решения гносеологиче­ской проблемы. Нередко это проис­ходит под флагом критики марксизма. Этот процесс можно обозначить как появление «альтернативной» фи­зики [8].

Нечто подобное наблюдается и в психологии, где также можно конста­тировать появление «альтернативной» психологии. В работах этого направления также делается попытка отри­цать (или хотя бы поставить под сом­нение) естественнонаучные материа­листические методологические осно­вы психологического знания. Поэтому обсуждение методологических проб­лем современной психологии весьма актуально, так как наличие методо­логических трудностей в различных отраслях психологии — уже случив­шийся факт, осознание которого по­лезно и для общей оценки состояния современной психологии, и для про­гноза ее будущего развития.

В различных областях психологии методологические трудности прояв­ляются в разной степени. Особенно явно они просматриваются в тех об­ластях психологии, которые занима­ются проблемами личности и созна­ния.

Оживление нематериалистических тенденций в психологии личности наиболее очевидно в ее прикладных областях: психотерапии и психокор­рекции. Происходящее в настоящее время широкое распространение раз­личных видов психологической помо­щи населению (в виде разных спосо­бов психологического воздействия на личность пациента) явно опережает теоретическое осмысление проблемы. Фрейдизм в своей классической фор­ме — как теоретическая основа пси­хологии личности в области психо­анализа — теперь уже не признается большинством западных психологов. Более того, по мнению многих запад­ных специалистов, даже как приклад­ная дисциплина психоанализ З. Фрей­да уже исчерпал себя. Однако в Рос­сии он все еще достаточно популя­рен. Планируется даже создание це­левой программы, предусматриваю­щей дальнейшее развитие психоана­лиза (в соответствии с Указом Прези­дента «О возрождении и развитии фи­лософского, клинического и приклад­ного психоанализа», август 1996 г.). Достаточно популярны у нас и более современные модернизированные варианты психоанализа (неофрейдизм, постфрейдизм и др.).

С философской методологической точки зрения фрейдизм является биологизаторской концепцией личности, одной из разновидностей биологизаторского редукционизма, рассматри­вающего врожденные инстинкты и влечения в качестве главных детер­минант психики, признающего веду­щую роль бессознательного в пове­дении человека. Фрейдизм принижа­ет роль социальных, культурно-исто­рических факторов в развитии лично­сти, в детерминации психических про­цессов и поведения в целом.

Другая концепция личности лежит в основе разных вариантов гуманисти­ческой психологии, имеющей боль­шое распространение у нас и за рубе­жом. Гуманистическая психология, основанная К. Роджерсом, А. Маслоу, Г. Олпертом и другими, появившаяся как «третья сила», оппонентная и би­хевиоризму, и психоанализу, выступа­ет принципиально против детерми­низма, против управления поведени­ем, за индирективную психотерапию. Детерминизм, если и признается, то только в качестве чисто внутреннего, духовного фактора развития лично­сти [27]. Гуманистическая психология базируется на гуманистической пара­дигме, в центре которой — идеи само­развития личности, отрицание внеш­них (в том числе, социальных) факто­ров (стимулов) ее развития. В качест­ве практического выхода гуманисти­ческая психология (и ее варианты) предлагает иной, чем психоанализ, набор психологических воздействий на личность пациента, в частности диалоговую личностно-центрированную терапию.

В целом в современной психотера­пии доминируют две основные концепции личности: одна из них — иду­щая от психоанализа «глубинная пси­хология», апеллирующая к глубинам личности, другая — идущая от гума­нистического направления «вершин­ная психология», апеллирующая к высотам духа. Если первая исходит из упрощенных представлений о детер­минантах развития личности, из при­мата влечений, телесных ощущений над духом, то вторая отрицает глу­бинные факторы развития и детерми­низм — как причинно-следственные (включая и социальные) движущие силы развития личности — в пользу духа. Каждая из этих концепций обос­новывает свой подход к человеку (т.е. свою «философию человека») и свою психотерапевтическую практику (т.е. свои техники воздействия на лич­ность пациента).

Следует отметить, что в психотера­пию и психокоррекцию в настоящее время проникает и восточная филосо­фия (буддийская, индийская и др.) с ее идеологией личности и ее техниками воздействия. Восточная философия, основанная на отрицании чисто раци­онального мышления, не только рассматривающая человека в единстве с окружающей средой, с космосом, но и отрицающая независимость окружаю­щего мира от субъекта, принимается некоторыми психотерапевтами как новая научная парадигма, более про­дуктивная, чем другие. Это направ­ление психотерапии предлагает свой набор методов психологического воз­действия (медитации и др.). Концеп­ция личности этого направления пси­хотерапии представляет собой эклек­тическое смешение различных воз­зрений на природу человека, заим­ствованных и из западной, и из вос­точной философий и религий.

В целом — при общей ориентации на западные исследования — в отече­ственной психотерапии ни одна из концепций личности не может пре­тендовать на статус общепризнанной. Одновременно сосуществуют разные «философии человека», предлагаю­щие разные техники воздействия на личность пациента и по-разному объ­ясняющие их результаты. Подобное положение дел в психотерапии дает основание некоторым практикую­щим психологам (и врачам) вообще пренебрегать какими-либо теориями личности и использовать различные приемы безотносительно к их про­исхождению (подобную психологи­ческую практику Л.С. Выготский, как известно, называл «фельдшеризмом»).

Таким образом, можно констати­ровать, что наряду с безусловно по­лезной и широко применяемой прак­тикой психологического воздействия на личность пациента в этой области психологии сосуществуют явно проти­воречивые теоретические концепции личности, интерпретирующие практи­ческие результаты с диаметрально противоположных позиций. Отдавая должное сложности самой проблемы (общая теория личности, ее структу­ра, детерминанты развития, соотно­шение сознательного и бессознатель­ного и т.д.), следует все же признать, что именно в данной области (а не в психологии памяти, внимания и др.) сконцентрированы сегодня наиболее острые теоретические и методологи­ческие трудности и противоречия. Не случайно в психологической ли­тературе практически отсутствуют работы, объясняющие конкретные психологические механизмы тех или иных технологий и анализирующие причины их действия на субъекта. Сравнительно малая интенсивность научных поисков в этом направлении (и вообще объективизации результа­тов психотерапии), прежде всего, свя­зана с отсутствием адекватных — в теоретическом и методологическом отношениях — концепций личности. Все увеличивающийся разрыв прак­тики и теории в этой области психо­логии грозит самыми плачевными по­следствиями для всей психологиче­ской науки, потому что ничто так не разлагает науку изнутри, как невни­мание к теории, исходящее из про­фессиональной среды.

Нужно отметить также, что осо­бенностью нашей отечественной психологии является слияние академи­ческой психологии с «психотерапев­тической». Как известно, во многих странах последняя рассматривается как чисто практическое направление, не занимающееся теоретическими обобщениями. У нас же «психотера­певтическое» направление претенду­ет на статус самостоятельной психо­логической науки (а не только прак­тики), что и позволяет предъявлять к ней повышенные требования. Так, по мнению одного из известных идео­логов практической психологии (пси­хотерапии), последняя не является прикладной отраслью академической психологии, а представляет собой са­мостоятельную гуманитарную науку со своей методологией [26].

Следует также отметить, что психо­терапия и психокоррекция — области знания, пограничные с медициной, — находятся под большим влиянием чи­сто медицинских воззрений на чело­века, в связи с чем представления о психике, сознании, бессознательном несут на себе печать клинического прагматизма, а кроме того, к сожале­нию, распространено отождествление понятий «личность» и «индивид».

Не менее тревожная ситуация скла­дывается и вокруг проблемы «психо­логия и религия». Как известно, за последнее время в нашем обществе быстрыми темпами стал возрождать­ся интерес к различным религиям — не только к традиционному правосла­вию, как ветви христианства, но и к другим конфессиям, — в связи с чем анализ связи психологии и религии стал очень актуален. В центре этой проблемы — старый и опять новый вопрос о соотношении науки и рели­гии, научного и религиозного миро­воззрения. Для психологии этот воп­рос особенно важен, потому что и у психологии, как науки, и у религии, как определенного мировоззрения один и тот же предмет познания: че­ловек, личность. Принято считать, что изучение человека психологической наукой и религией ведется с различ­ных методологических позиций. Пси­хология, как отрасль научного знания, строится на системе доказательств (фактов) и без таковых не принимает никаких теоретических положений. Религия не нуждается ни в каких до­казательствах, ее положения основа­ны на постулатах веры.

Однако современная психология (в лице ее некоторых представителей) оспаривает эту точку зрения. Так, ав­торы коллективной монографии «На­чала христианской психологии» [21] считают, что способы религиозного познания только кажутся ненаучны­ми, субъективными. На самом деле истинное познание души человека воз­можно только через религию. Отри­цается оппозиция религии и науки в познании психологической реально­сти, делается попытка объединить ре­лигию и науку под видом «единства познания психической жизни чело­века». Ориентация на естественно­научный материалистический подход в отечественной психологии, беру­щий начало от работ И.М. Сеченова, И.П. Павлова, В.М. Бехтерева и дру­гих естествоиспытателей, объявляет­ся ошибочной. Авторы «Начал...» считают, что «после многих десятиле­тий главенства материализма в отече­ственной психологии... необходимо сменить научную парадигму в соответствии с предметом исследования», так как «душа была принесена в жер­тву научному мировоззрению» [21; З]. В качестве нового слова в давнем спо­ре между психологией и религией провозглашается «христианская пси­хология» (кстати, а как быть с дру­гими конфессиями?). Авторы «На­чал...» не раскрывают содержания но­вого направления, его методов (оче­видно, интроспекция?). Ясно лишь, что под душой понимаются прежде всего нравственные категории.

Подобное смешение религиозного и научного психологического мировоз­зрений можно встретить и в других публикациях, причем многие истин­ные проблемы, встающие перед оте­чественной психологией в связи с воз­рождением религии, не затрагивают­ся, хотя они весьма важны и с науч­ной, и с социальной точек зрения (проблемы религиозного внушения, фанатизма, сектантства и др.).

Совершенно очевидно, что в осно­ве сложной ситуации, сложившейся в этой области психологического зна­ния, — невнимание к методологиче­ским проблемам психологического знания, неразличение научно-психо­логического и религиозного подходов к человеку. Более того, авторы дела­ют попытку объявить эту эклектиче­скую методологическую несовмести­мость в качестве нового истинного слова в психологической науке, ново­го пути отечественной психологии. Подобная ситуация весьма опасна (особенно в перспективе), так как она создает возможность — якобы с по­зиций новой психологии — пренебрежительно относиться к научному про­шлому, отрицать очевидные научные истины и утверждать — в качестве последних достижений психологиче­ской науки — сомнительные «фак­ты» и просто вымысел (из области парапсихологии и т.п.). По-видимому, назрела необходимость открытого об­суждения всего круга психологиче­ских проблем, связанных с религией, и в первую очередь методологических основ научно-психологического и ре­лигиозного подхода к изучению чело­века. Если учесть, что психология в течение многих столетий была частью теологии и философии и лишь срав­нительно недавно выделилась в самостоятельную дисциплину и приобрела статус научного знания, то опасность возврата к старому не покажется на­думанной.

Можно говорить о наличии мето­дологических трудностей и в других областях психологии, например в
  1   2   3

Добавить документ в свой блог или на сайт

Похожие:

Е. Д. Хомская в новые постперестроечные вре­мена философские методологические проблемы психологии все меньше ин­тересуют научную общественность. Наметились новые тенденции: с од­ной стороны, к чистому прагматизму iconОлег Ерышев Лечение алкогольной зависимости
Это отчасти справедливо, однако книги стареют, а проблема всё-таки всем миром постепенно решается. Появляются новые приёмы распознавания...

Е. Д. Хомская в новые постперестроечные вре­мена философские методологические проблемы психологии все меньше ин­тересуют научную общественность. Наметились новые тенденции: с од­ной стороны, к чистому прагматизму iconАндреев В. Г. Оружие и война: новые тенденции развития
Андреев В. Г., "Оружие и война: новые тенденции развития", Обозреватель — Observer, 1999, №5, стр. 57

Е. Д. Хомская в новые постперестроечные вре­мена философские методологические проблемы психологии все меньше ин­тересуют научную общественность. Наметились новые тенденции: с од­ной стороны, к чистому прагматизму iconПубличное акционерное общество «актабанк»
Каждый день на рынке появляются новые банковские услуги, новые формы сотрудничества, новые тарифные предложения. Банковский сервис...

Е. Д. Хомская в новые постперестроечные вре­мена философские методологические проблемы психологии все меньше ин­тересуют научную общественность. Наметились новые тенденции: с од­ной стороны, к чистому прагматизму iconПубличное акционерное общество «актабанк»
Каждый день на рынке появляются новые банковские услуги, новые формы сотрудничества, новые тарифные предложения. Банковский сервис...

Е. Д. Хомская в новые постперестроечные вре­мена философские методологические проблемы психологии все меньше ин­тересуют научную общественность. Наметились новые тенденции: с од­ной стороны, к чистому прагматизму icon2 анализ и выбор инструментальных средств реализации бд 7
Информатизация и компьютеризация в современном обществе приобретают все больший размах. Компьютеры входят во все новые и новые области...

Е. Д. Хомская в новые постперестроечные вре­мена философские методологические проблемы психологии все меньше ин­тересуют научную общественность. Наметились новые тенденции: с од­ной стороны, к чистому прагматизму iconТенденции часовой моды так разнообразны, что модно все. Но все швейцарское…
В этом году выставка побила все рекорды посещаемости, а количество представленных на ней новинок вообще трудно поддается подсчетам....

Е. Д. Хомская в новые постперестроечные вре­мена философские методологические проблемы психологии все меньше ин­тересуют научную общественность. Наметились новые тенденции: с од­ной стороны, к чистому прагматизму icon«На границе все спокойно»
Латвии. Находится он под Краславой здесь границу с Белоруссией можно пересечь по Даугаве. Недавно для пограничников закупили новые...

Е. Д. Хомская в новые постперестроечные вре­мена философские методологические проблемы психологии все меньше ин­тересуют научную общественность. Наметились новые тенденции: с од­ной стороны, к чистому прагматизму iconНовые технологии – новые возможности – новые тренинги
Обучение Microsoft одно из наших старейших и основных направлений деятельности. Мы стартовали на этом рынке как партнерский учебный...

Е. Д. Хомская в новые постперестроечные вре­мена философские методологические проблемы психологии все меньше ин­тересуют научную общественность. Наметились новые тенденции: с од­ной стороны, к чистому прагматизму iconМодель поддержки инновационной педагогической деятельности
На рубеже смены периодов развития возникают новые тенденции и появляются новации

Е. Д. Хомская в новые постперестроечные вре­мена философские методологические проблемы психологии все меньше ин­тересуют научную общественность. Наметились новые тенденции: с од­ной стороны, к чистому прагматизму iconВ арсенал политиков попадают новейшие достижения психологии, и ученые...
Человек, чувствующий свою принадлежность к чему-то масштабному, свои собственные проблемы решает легче

Вы можете разместить ссылку на наш сайт:
Школьные материалы


При копировании материала укажите ссылку © 2013
контакты
www.vbibl.ru
Главная страница