Учебное пособие по разделу «Психология личности» курса «Общая психология» для студентов специальности Г. 07. 01. 00 Психология




НазваниеУчебное пособие по разделу «Психология личности» курса «Общая психология» для студентов специальности Г. 07. 01. 00 Психология
страница7/18
Дата публикации24.04.2013
Размер2.52 Mb.
ТипУчебное пособие
www.vbibl.ru > Психология > Учебное пособие
1   2   3   4   5   6   7   8   9   10   ...   18

«Жизнь как достижение» – это вариант жизни, в котором личность выступает в роли «человека действия», «человека, сделавшего себя». Основная психологическая особенность данного варианта жизни заключается в обесценивании настоящего и «фетишизации» будущего. Человек жертвует настоящим для того будущего, которое маячит на горизонте. Время жизни рассматривается как ресурс для реализации максимального количества целей, сулящих лучшую жизнь. Человеку кажется, что настоящая жизнь ожидает его впереди, а для того, чтобы приблизиться к ней, надо усердно и самозабвенно работать. С точки зрения будущих целей осмысливается все происходящее, и даже время отдыха оценивается как вынужденный перерыв в погоне за целью. Наиболее яркие образцы данного варианта жизни поставляет западная цивилизация, воспитывающая своих членов в духе культа достижений. Наиболее типичны в этом отношении карьеристы, прагматики и трудоголики.

«Жизнь есть сон» – это вариант жизни, центральной характеристикой которого является уход личности от реалий жизни в иллюзорный мир переживаний. Человек, культивирующий данный вариант жизни, ведет созерцательный, пассивный образ жизни. В. Н. Дружинин описывает данное состояние как своеобразный

«психологический анабиоз». Очень часто этому варианту жизни сопутствует употребление наркотиков и прочих психотропных веществ, при помощи которых достигается эффект дереализации. «Что такое «жизнь-сон»? Это ощущение нереальности «внешней» жизни и
47

одновременно ощущение реальности единственно желанной «внутренней» жизни» [30, с. 76]. Данный вариант жизни очень популярен в восточных культурах и религиях, исповедующих принцип невмешательства в естественный ход жизни, например, в дзен-буддизме.

«Жизнь по правилам» – это вариант жизни, для которого характерна высокая нормативная регламентация жизнедеятельности личности. В любой культуре и в каждом обществе существует свод правил, которые предписывают социально желательный порядок осуществления личностью жизненного пути. Те, кто выбивается из нормативного графика жизни, подлежат наказанию, а в некоторых случаях – поощрению. Чаще всего социальные правила жизнедеятельности облечены в форму возрастных ожиданий, которые предъявляются индивидам, достигшим определенного возраста. Возрастные ожидания навязывают индивиду определенный круг занятий, жизненные цели, присущие возрастному этапу, нормативные сроки их реализации. С целью разъяснения данного варианта жизни можно аппелировать к теории Эрика Берна. С точки зрения данной теории, все, чем занимается человек в своей жизни, запрограммировано структурами социального взаимодействия – ритуалами, играми, сценариями. Человек, ввязавшийся в игру или практикующий жизненный сценарий, в случае нарушения правил, рискует оказаться ни с чем, проиграть, стать неудачником. Его могут покарать другие участники того же жизненного сценария, поскольку он нарушает гармонию их сценарного аппарата. По мнению В. Н. Дружинина, жизнь по правилам удобна тем, что она избавляет человека от нелегкого беремени выбора: ведь все расписано уже за него и до него. Данный вариант жизни распространен в обществах с тоталитарным или авторитарным режимом, с репрессивной системой норм и правил социального взаимодействия.

«Жизнь – трата времени» – это вариант жизни, в структуре которого основным занятием личности является пустое и бесцельное времяпрепровождение. Данный вариант привлекает многих людей тем, что в нем заложена гомеостатическая ориентация. Это значит, что у человека нет нужды напрягаться ради достижения жизненных целей, силиться преодолеть обстоятельства, беспокоиться о том, как идут дела. Львиную долю жизни отнимают занятия, направленные на растрату времени. Этот вариант жизни нередко наблюдается среди населения высокоразвитых стран, относящегося к «среднему классу». Время, свободное от зарабатывания денег, по преимуществу тратится впустую.
48

«Жизнь против жизни» – это вариант жизни, в котором основной движущей силой является борьба за выживание. Человек, избравший для себя данный вариант жизни, становится на «тропу войны» против всех. Речь идет не о войне в привычном смысле слова, но жертвы и пострадавшие от жизнедеятельности такого человека всегда есть. Это может быть более завуалированная форма борьбы за социальные блага, например, конкуренция и жесткое соперничество. Данный вариант жизни в своих крайних формах распространен в милитаризованных обществах или обществах с низким уровнем экономического развития.

Можно полемизировать с В. Н. Дружининым по поводу оснований выделения этих типов, но в первую очередь важна тенденция: экзистенциальная психология с присущей ей проблематикой все активнее завладевает умами российских психологов. Следует, однако, остерегаться некритического заимствования положений экзистенциальной психологии. Не лучше ли развивать психологию жизненного пути – отечественный вариант «психологии жизни»? Тем более, что она имеет под собой прочный фундамент из материалов многочисленных эмпирических исследований и хорошо развитый понятийный аппарат. Так, к примеру, инновационное понятие «вариант жизни» и стоящую за ним психологическую реальность удачно описывает более традиционное понятие стиля жизни. Поэтому механический перенос, как принято говорить, «импорт» положений зарубежной психологии не всегда оправдывает себя и часто приводит к ненужному умножению понятий психологии жизненного пути. Несмотря на самобытность концептуальных основ экзистенциальной психологии между ней и психологией жизненного пути имеются точки пересечения. Положения экзистенциальной психологии и психологии жизненного пути сближаются в следующих ос-

новных моментах.

1. В психологии жизненного пути, равно как и в экзистенциальной психологии, личность рассматривается как субъект, который собственными выборами строит индивидуальный жизненный путь. Методологическое расхождение психологии жизненного пути с экзистенциальной психологией – в объеме свободы, которым наделяется личность как субъект жизни. Экзистенциальные психологи утверждают волюнтаризм (своеволие) и индетерминизм поступков личности, а в психологии жизненного пути принята более умеренная диалектическая позиция по данному вопросу.

2. В психологии жизненного пути, равно как и в экзистенциаль-

ной психологии, психологические особенности и способности лич-
49

ности трактуются как производные от ее реального взаимодействия с жизненными обстоятельствами.

3. В психологии жизненного пути, равно как и в экзистенциальной психологии, преодолевается разрыв между личностью как субъектом и ее жизнью как объектом.

4. В психологии жизненного пути и экзистенциальной психологии поднимаются и решаются схожие проблемы, но с различных методологических и теоретических позиций.

В заключение этого краткого очерка психологии экзистенции необходимо затронуть вопрос об экзистенциальной психотерапии. Отметим, что теоретические положения экзистенциальной психологии тесно смыкаются с заключениями, вынесенными из практической (клинической) деятельности их авторов. Поэтому экзистенциальная психология имеет корни отнюдь не в экзистенциальной философии, а терапевтической практике тех, кто пытался применить философские постулаты для лечения душевных болезней. Уже позднее экзистенциальную психотерапию стали определять как одно из наиболее влиятельных направлений психотерапевтической и психокоррекционной помощи, базирующееся на теоретических постулатах экзистенциальной философии и психологии.

Современная психотерапия комбинирует множество различных школ и направлений, между которыми существует четкое разделение труда, специализация. При этом действует правило: каждой проблеме – своя психотерапия. Поведенческие проблемы следует изживать при помощи поведенческой терапии, коммуникативные проблемы могут быть устранены при помощи группового социально-психологического тренинга, а к экзистенциальным проблемам следует подходить с позиций экзистенциальной психотерапии. Экзистенциальная психотерапия никоим образом не претендует на статус доминирующего и самого эффективного лечебного подхода к психологическим проблемам человека. Экзистенциальная психотерапия имеет строго ограниченный диапазон применения, в виду чего она скорее дополняет, чем исключает методы других школ и подходов психотерапии.

Однако в общей тенденции всегда наличествуют некоторых исключения. Таким исключением является экзистенциальная антипсихиатрия Рональда Лэнга. Это наиболее радикальная школа экзистенциального психоанализа, которая состоит в оппозиции всем традиционным взглядам в психиатрии и психотерапии. В экзистенциальной антипсихиатрии до предела заостряются положения экзистенциальной психологии о свободе, ответственности, индивидуаль-
50

ности каждого человека. С этой точки зрения психиатрическая интервенция или психотерапия являются скорее злом, чем благом для человека. Ведь они должны привести психические особенности человека к тому, что называют психической нормой, а значит усреднить, нивелировать его индивидуальность, отобрать у него свободу быть самим собой и сложить с него ответственность за свою судьбу. Получается, что психиатрия – это орудие насилия над человеком, которое учиняет государство в лице своих служащих – психиатров. В экзистенциальной антипсихиатрии до абсурда доводится интерпретация критериев психического здоровья и психической патологии. По мнению Рональда Лэнга, больны не те, кто содержится в клиниках, а общество, которое их туда поместило. Величайшим бичом современного общества является конформизм, в силу которого всякий человек, выпадающий из рамок социальных нормативов, клеймится и шельмуется как психически больной. Поэтому разделение людей на психически больных и психически здоровых зависит от действующих социальных норм, то есть общество само порождает безумие и выбрасывает некоторых людей

«за борт» нормальной жизни.

Наиболее иллюстративна в этом плане шизофрения. С экзистенциальной точки зрения шизофрения рассматривается Лэнгом как психологическое проявление яркой индивидуальности человека. Индивидуальность шизофреника заключается в самобытности смыслов и внутренних значений, которыми он наделяет окружающий мир. Эти личностные смыслы грубо не соответствуют конвенциональным значениям общества. Возникновение шизоидного сознания, согласно Лэнгу, обусловлено столкновением индивидуальных личностных смыслов с системами общественных значений. Как результат, сознание личности оказывается расколотым на несколько автономных частей, что и составляет основной симптом шизофрении. Шизофреника надо не лечить, а понять и дать возможность самовыразиться. Этим по преимуществу и занимается экзистенциальная антипсихиатрия.

Заслугой Лэнга является то, что он вскрыл негативные стороны современной психиатрической и психотерапевтической практики. Но его собственный взгляд на психотерапию противоречивый хотя бы потому, что, отметая традиционные критерии нормы и патологии, он тут же предлагает свою трактовку болезни и здоровья личности. Кроме того, в концепции Рональда Лэнга научные положения и гипотезы смешиваются с политическими убеждениями автора, чего быть не должно. Рональда Лэнга можно критиковать в
51

той же логике, в которой он обрушивает свое недовольство на традиционную психотерапию. Если принять, что традиционная психотерапия является машиной политических репрессий к неугодным членам общества, то не является ли тогда экзистенциальная психотерапия средством революционной политической борьбы против общественного строя? Во всяком случае, цели психотерапии далеки от целей политической борьбы, поэтому необходимо определить разумные рамки экзистенциального подхода в современной психотерапии. Каковы же границы разумного применения экзистенциальной психотерапии?

Потребность в экзистенциальной психотерапии возникает тогда, когда пациент жалуется на духовные проблемы, на «недомогание» в экзистенциальной сфере. Чаще всего это проблемы, связанные с потерей смысла жизни, одиночеством, утратой веры в себя, боязнью обрести свободу или лишиться ее. Известный мыслитель Карл Юнг определяет их как «проблемы души нашего времени», ставя ударение на усиление экзистенциальной психопатологии в условиях современной жизни [75]. Часто с целью очертить круг экзистенциальных проблем вводят понятие «трагической триады человеческого существования». В эту триаду включают психологические проблемы отношения человека к смерти, к смыслу жизни и свободе. «Согласно экзистенциальному подходу, самая грандиозная борьба человеческого существа – это борьба с данностями, конечными проблемами бытия: смертью, изолированностью, свободой и бессмысленностью. Тревога порождается базовыми конфликтами в каждой из этих сфер: мы желаем продолжать быть и, тем не менее, осознаем неминуемую смерть; жаждем твердой почвы и структуры, а должны противостоять их отсутствию; каждый из нас желает контакта, защиты, хочет быть частью большего целого, а в жизни имеет дело с непреодолимой пропастью между собой и другими; мы – ищущие смысла существа, брошенные в бессмысленный мир» [78, с. 117]. Феноменология названных проблем выделяется в отдельный пласт психопатологической симптоматики не только экзистенциальными психотерапевтами, но также их предшественниками. Например, К. Юнг отмечает, что отсутствие смысла в жизни играет критическую роль в этиологии невроза. Он понимает невроз как страдание души, не находящей своего смысла. По наблюдениям Юнга, около трети случаев – это страдание личности не от какого-то клинически определенного невроза, а от бессмысленности и бесцельности собственной жизни [72].
52

Не сторонятся экзистенциальных проблем и представители гуманистической психологии. Патогенные (приводящие к болезни) формы экзистенциальных проблем личности систематизирует Абрахам Маслоу. Он исходит из того, что в человеке присутствуют высшие потребности, которые определяются как метапотребности. Это потребность в смысле жизни, в свободе и автономии, в самоактуализации, в уединении и т. д. Невроз как болезнь личности всегда случается из-за неудовлетворенности или принципиальной неудовлетворимости, а в некоторых случаях – изза конфликта значимых потребностей, мотивов и ценностей. Таким же образом дело обстоит с метапатологиями как особой разновидностью невроза духовности. «Веками они рассматривались скорее религиозными мыслителями, историками и философами в понятиях духовных или религиозных проблем, а не врачами, учеными или психологами в понятиях психиатрических, психологических или биологических «болезней», ущербностей или слабостей. В некоторой степени эта область совпадает и с социологическими и политическими расстройствами, «социальными патологиями» и т. п.» [53, с. 300]. Метапатология – это невроз, который происходит по причине фрустрации метапотребностей личности. «Депривация метапотребностей вызывает определенные виды патологий, большинство из которых до сих пор не были адекватно описаны, и я называю эти патологии метапатологиями. Из их числа, к примеру, угнетение духа, происходящее оттого, что человек вынужден жить в окружении неискренних людей и не в состоянии никому поверить» [52, с. 56]. Нарекания людей на проблемы в экзистенциальной сфере называются метажалобами. Интересно, что В. Франкл тоже называл духовные затруднения человека метаклиническими проблемами. Этим он подчеркивал несводимость экзистенциальных проблем к известной клинической симптоматике, намекая на их мировоззренческий характер

[63, c. 201]. Ниже дан список метапатологий, которые приводит

Маслоу. Отчуждение. Аномия. Ангедония.

Потеря вкуса к жизни.

Потеря смысла.

Неспособность получать наслаждение. Безразличие. Жизнь теряет собственную ценность и самооправдание. Экзистенциальный вакуум.
53

Ноогенный невроз.

Философский кризис. Кризис мировоззрения. Апатия, отстраненность, фатализм. Отсутствие ценностей. Десакрализация жизни.

Аксиологическая депрессия.

Желание смерти, сдача на «волю судьбы». Безразличие к соб-

ственной смерти.

Чувство собственной бесполезности, ненужности, незначи-

тельности.

Чувство полной детерминированности. Беспомощность. От-

сутствие ощущения свободы воли. Абсолютное сомнение. Нигилизм. Отчаяние, мука.

Безрадостность.

Опустошенность.

Цинизм, неверие, потеря веры в высшие ценности или упро-

щенное их толкование.

Бесцельное разрушение, деструктивность.

Отчуждение от старших, родителей, авторитета, любого об-

щества [53, с. 300–301].

Несмотря на расплывчатость некоторых формулировок, этот список адекватно отражает феноменологию экзистенциальных проблем личности. Психотерапевт или психоконсультант должны реагировать на эти проблемы именно средствами экзистенциальной психотерапии.

Экзистенциальная психотерапия, таким образом, специализируется на решении духовных проблем человека. Эта специализация породила множество споров о необходимости экзистенциальной психотерапии, а также об ее отличиях от религиозной помощи верующим. Предмет для споров действительно имеется: компетенция религии, равно как и экзистенциального анализа, – это духовность и неврозы духовности. Но, во-первых, компетенция экзистенциального психотерапевта шире, чем у пастыря или духовника, поскольку не все духовные проблемы связаны с проблемой веры в Бога. Личная религия – это лишь одна из многих проблем, с которыми сталкивается экзистенциальная психотерапия. Во-вторых, как справедливо замечает В. Франкл в книге «Психотерапия и религия», «не следует валить в одну кучу религию и психотерапию, воздействия которых хотя и могут перекрываться, но цели их совершенно различны» [63, с. 267). В этой связи необходимо также стро-
54

го дифференцировать функции терапевта и священника. Целью психотерапии является исцеление невротических симптомов, общее выздоровление личности и формирование в ней способности быть субъектом жизни. Миссия священника – это спасение души через воспитание веры. Таким образом, цели экзистенциальной психотерапии и религии лежат в разных плоскостях, что составляет основное различие между ними. К священнику следует обращаться тогда, когда человек утратил веру, а к экзистенциальному психотерапевту тогда, когда утрата веры мешает жить, что проявляется в невротической симптоматике.

Не лишним представляется использование отдельных методов экзистенциальной психотерапии в работе с пациентами, не выказывающими специфической экзистенциальной симптоматики. Дело в том, что многие психологические проблемы имеют под собой глубинную экзистенциальную основу, но проявляются в поверхностных нарушениях поведения, самооценки, Я – концепции, эмоциональной сферы, межличностного взаимодействия и коммуникации. Например, экзистенциальная проблема бессмысленности жизни может быть тонко завуалирована разного рода социальными фобиями. В этом случае обойтись без применения специальных методов невозможно: можно снять внешние симптомы психологической проблемы, но ликвидировать порождающие ее причины не удастся. В этом случае не исключено возобновление психологической проблемы и ее объективация в еще более запутанных, изощренных, замаскированных формах.

Кроме того, в последнее время получает признание многоуровневая концепция психического здоровья личности, согласно которой можно выделить несколько уровней психической нормы и патологии. Уровни психической нормы распадаются на периферические и ядерные. Чаще всего подразделение уровней психического здоровья зависит от членения человеческого существования на отдельные модусы – биологический (человек как биологический индивид), социальный (человек как социальный индивид), личностно-духовный или экзистенциальный (человек как личность). Взаимообусловленность уровней обнаруживается в их восходящих и нисходящих влияниях.

Ролло Мэй и Кирк Шнейдер предлагают следующую структуру уровней психического здоровья человека: экзистенциальный, интерперсональный, психосексуальный, когнитивный, поведенческий, психофизиологический [103]. Экзистенциальный уровень полагается в качестве ядерного уровня психического здоровья. Со-
55

хранность здоровья на экзистенциальном уровне способствует сглаживанию нарушений более низкого порядка. Поучителен в этом плане пример некоторых пациентов В. Франкла, страдающих эндогенными (биологически обусловленными) депрессиями. Несмотря на отнимающую жизненные силы болезнь, они находили в себе оптимизм и мужество, если им предстояло реализовать какой-либо значимый смысл жизни [64]. В российской психологии гипотеза уровней психического здоровья успешно разрабатывается Б. С. Братусем [18]. С его точки зрения, можно обособить психофизиологическое, инструментально-исполнительское и личностно-смысловое измерение психической нормы. Психофизиологическое измерение психической нормы определяется сохранностью мозговых структур, нейрофизиологических и психофизиологических функций, которые составляют органический субстрат психического отражения. Инструментально-исполнительское измерение психологической нормы детерминировано исправностью психологических структур исполнительской регуляции поведения (способностей, характера, ролевых структур, темперамента и пр.). Личностно-смысловое измерение психической нормы оценивается по содержанию смысловых образований, входящих в структуру личности и обеспечивающих функции побудительной регуляции поведения (мотивы, ценности, смыслы и др.). Дисфункция на одном из названных уровней приводит к системным нарушениям общей картины психического здоровья личности. С экзистенциальными проблемами человека ассоциировано расстройство собственно личностного уровня психической нормы. Специфические «болезни личности» Б. С. Братусь называет «духовными недугами», указывая на психологические затруднения в сфере смысла жизни, личной морали, индивидуального мировоззрения.

Уровневые концепции психического здоровья подводят нас к важному выводу, имеющему большое практическое значение: в основе обыденных психологических проблем человека нередко лежат серьезные экзистенциальные проблемы. В свете данного вывода очевидна роль экзистенциальной психотерапии в курсе психотерапевтической и психокоррекционной помощи человеку.

Некоторые эмпирические исследования верифицируют этот вывод на жизненном материале. Так, И. Ялом пропагандирует унифицированный подход в психотерапии. Он полагает, что существенное значение принадлежит не различиям психотерапевтических техник, а тому психологическому воздействию, которое оказывает каждая из них. Поэтому споры о методических различиях между
56

сторонниками разных школ психотерапии бесплодны и в большинстве своем беспочвенны. И. Ялом путем прямого опроса своих пациентов установил относительную значимость различных психотерапевтических факторов и в результате их факторного анализа вывел 11 базовых условий психотерапии. «С моей точки зрения, – пишет он, – терапевтический процесс естественным образом подразделяется на 11 первичных факторов:

1. Вселение надежды.

2. Универсальность переживаний.

3. Снабжение информацией.

4. Альтруизм.

5. Корригирующая рекапитуляция первичной семейной группы.

6. Развитие навыков социализации.

7. Имитационное поведение.

8. Межличностное (интерперсональное) научение.

9. Сплоченность группы.

10. Катарсис.

11. Экзистенциальные факторы» [78, с. 20–21].

Увлеченный читатель найдет подробное разъяснение каждого из перечисленных факторов в работе И. Ялома, на которую мы ссылаемся выше. В контексте настоящего исследования нас в первую очередь интересует психологическое содержание экзистенциальных факторов психотерапевтического процесса. Наиболее существенные сдвиги после курса экзистенциальной психотерапии наблюдаются в субъективных отношениях пациента к собственной жизни и ее экзистенциальным трудностям. Предоставим слово пациентам И. Ялома, которые прочувствовали воздействие экзистенциальных факторов на себе. Вот некоторые из их самоотчетов:

– «Я осознал, что жизнь порой бывает нечестна и несправед-

лива».

– «Я осознал, что в конечном итоге нельзя уйти от некоторых свойственных жизни страданий, так же как и от смерти».

– «Я осознал, какая бы близость ни связывала меня с другими людьми, все равно я должен предстать перед жизнью один».

– «Я смотрю в лицо проблемам моей жизни и смерти и, таким образом, живу свою жизнь более честно и меньше вовлечен в обыденность».

– «Я понял, что должен принять на себя всю ответственность за способ, которым я живу свою жизнь, и при этом неважно, сколько поддержки и руководства я получаю от других».
57

Общий психологический эффект, который просвечивает в этих высказываниях – это формирование так называемого «экзистенциального взгляда на жизнь». Это определенная жизненная позиция – субъективное отношение личности к жизни, суть которой можно передать формулой: «жизнь дана человеку для того, чтобы преодолеть ее трудности». Такая жизненная позиция в высшей мере характерна для личности как субъекта жизни. Поэтому можно утверждать, что конечной целью экзистенциальной психотерапии является формирование, усиление или восстановление способности личности быть субъектом собственной жизни.

Потенциал экзистенциальных факторов в лечебном процессе убедительно демонстрирует опыт российских терапевтов Ю. Б. Некрасовой и Н. Л. Карповой [38; 54]. Ими разработана оригинальная методика восстановления речевой функции у лиц, страдающих логоневрозом (заиканием). Помимо специальных упражнений, нацеленных на тренировку, коррекцию и развитие навыков речевого произношения, пациентам предлагается переосмыслить свой дефект в контексте смысла жизни. Нередко такое переосмысление модифицирует содержание смысла жизни, чем обусловлен феномен смыслового принятия пациентом своего недуга и формирование активной установки на его исправление. Психологическая работа со смыслом жизни пациента и является экзистенциальным фактором преодоления речевого дефекта. Создатели методики констатируют, что основное целебное значение имеет не комплекс специальных заданий для упражнения речевой функции, а содержательные и структурные изменения смысла жизни человека.

Итак, экзистенциальная психотерапия все теснее интегрируется с другими школами и подходами, объединяя их вокруг себя. Эта тенденция преимущественно обусловлена всепроницающим характером экзистенциальных проблем человека. Наиболее последовательные поклонники экзистенциальной психологии и психотерапии убеждают, что в любой психологической проблеме таится экзистенциальный подтекст; только нужно уметь его расшифровать в «тексте» признаков поведенческих, когнитивных, эмоциональных расстройств. Верно и обратное: любая экзистенциальная проблема имеет выход в сферу мыслей, чувств и поведения человека, поэтому избавление человека от базовых экзистенциальных сложностей приносит облегчение элементарных когнитивных, аффективных и поведенческих симптомов.


58

1   2   3   4   5   6   7   8   9   10   ...   18

Похожие:

Учебное пособие по разделу «Психология личности» курса «Общая психология» для студентов специальности Г. 07. 01. 00 Психология iconУчебное пособие по разделу «Психология личности» курса «Общая психология»...
Рецензенты: заведующий кафедрой психологии начальной школы Гргу им. Я. Купалы, кандидат психологических наук, доцент П. Р. Галузо;...

Учебное пособие по разделу «Психология личности» курса «Общая психология» для студентов специальности Г. 07. 01. 00 Психология iconУчебное пособие по разделу «Психология личности» курса «Общая психология» для студентов
Рецензенты: кандидат психологических наук, доцент кафедры общей и социальной психологии Гргу им. Я. Купалы Т. К. Комарова

Учебное пособие по разделу «Психология личности» курса «Общая психология» для студентов специальности Г. 07. 01. 00 Психология iconУчебное пособие «Дифференциальная психология: теоретические и прикладные...
А95 Дифференциальная психология: теоретические и прикладные аспекты исследования интегральной индивидуальности / Учеб пособие. —...

Учебное пособие по разделу «Психология личности» курса «Общая психология» для студентов специальности Г. 07. 01. 00 Психология iconПримерная тематика курсовых и спецсеминарских работ для студентов...
Психологическое сопровождение процесса гендерной социализации личности на разных этапах онтогенеза

Учебное пособие по разделу «Психология личности» курса «Общая психология» для студентов специальности Г. 07. 01. 00 Психология iconПсихология человека
...

Учебное пособие по разделу «Психология личности» курса «Общая психология» для студентов специальности Г. 07. 01. 00 Психология iconУчебное пособие по курсу «Психология управления» тесно связано с...
Учебное пособие предназначено для студентов вузов, лицеев и техникумов, изучающих курс «Психология менеджмента и бизнеса», а также...

Учебное пособие по разделу «Психология личности» курса «Общая психология» для студентов специальности Г. 07. 01. 00 Психология iconГ. В. Бороздина психология делового общения
Учебное пособие предназначено для студентов, изучающих дисциплину "Психология делового общения" как в государственных, так и в негосударственных...

Учебное пособие по разделу «Психология личности» курса «Общая психология» для студентов специальности Г. 07. 01. 00 Психология iconГогунов Е. Н., Мартьянов Б. И. Г 58 Психология физического воспитания...
Учебное пособие предназначено для студентов вузов, обучающихся по специальности «Физическая культура и спорт»

Учебное пособие по разделу «Психология личности» курса «Общая психология» для студентов специальности Г. 07. 01. 00 Психология iconУчебное пособие для вузов
Допущено Министерством образования Российской Федерации в качестве учебного пособия для студентов высших учебных заведений, обучающихся...

Учебное пособие по разделу «Психология личности» курса «Общая психология» для студентов специальности Г. 07. 01. 00 Психология iconОбщая психология
Учебное пособие предназначено для студентов, обучающихся по направлению подготовки 051000. 62 Профессиональное обучение (по отраслям)...

Вы можете разместить ссылку на наш сайт:
Школьные материалы


При копировании материала укажите ссылку © 2013
контакты
www.vbibl.ru
Главная страница