Когнитивная и прикладная психология




НазваниеКогнитивная и прикладная психология
страница6/61
Дата публикации28.05.2013
Размер7.75 Mb.
ТипКнига
www.vbibl.ru > Психология > Книга
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   61
ГЛАВА 5. Память и информация

Одним из направлений в современной психологической науке, в русле которого выполнено большое количество работ по изучению памяти, является так называемый кибернетический подход к памяти.

Его возникновение и развитие обусловлено в значительной степени все более растущим взаимодействием между психологией и кибернетикой, актуальностью проблемы человек-машина, необходимостью распределения функций между ними. В чем суть этого подхода?

Кибернетический, или информационный, подход к памяти позволяет определить ее как запоминание, хранение и воспроизведение информации. В этом определении отражены общие признаки человеческой памяти, запоминающего устройства машины и таких моделей памяти, как, например, письмо, живопись, книгопечатание, фотография.

Человеческая память как психический процесс, как свойство человеческого мозга отличается тем, что в ней запоминается, хранится и воспроизводится прошлый опыт общественного человека. То, что человеческая память развивалась как звено передачи информации и обмена информацией в человеческом обществе, обусловило специфически человеческие способы кодирования, переработки, хранения и поиска информации, отличающие количественно и качественно человеческую память от памяти искусственной. Но вместе с тем нельзя отвлечься от основного свойства памяти — хранить информацию.

Информационный подход к изучению памяти позволил найти количественную меру запоминаемого материала — количество информации. Если раньше мы не имели возможности количественно сравнить разнородный запоминаемый материал, и вопрос о том, например, где больше запоминаемого материала — в десяти буквах или в десяти цифрах, не мог быть разрешен, то теперь оказалось возможным более или

72

менее определенно оценить количество информации, содержащейся в запоминаемом материале, который закодирован самыми разнообразными символами. Для этого нужно знать длину алфавита и вероятность появления этих символов. Так, 10 цифр несут 33 дв. ед. информации, а 10 разных букв, если они отобраны в случайном порядке, — 50 дв. ед.; если же 10 букв составляют часть предложения, начало которого нам известно, то они содержат не более 10 дв. ед.

Одна из традиционных проблем психологии памяти — проблема объема кратковременной памяти — с использованием информационного подхода была сформулирована следующим образом: зависит ли объем кратковременной памяти от количества информации, содержащейся в запоминаемом материале. Одним из первых эту проблему исследовал Дж. Миллер.

В его эксперименте использовались три вида стимульного материала: двоичные числа, десятичные числа и слова, отобранные из 1000 односложных слов. Длина алфавита для этих символов, соответственно, составляет 2, 10 и 1000 символов, что соответствует 1, 3.3 и 10 двоичных единиц на символ.

Результаты исследования показали, что при различном материале объем кратковременной памяти почти не изменяется. Для двоичных чисел объем кратковременной памяти составил 9, для десятичных чисел 8, а для односложных слов 5 символов. В информационных мерах объем кратковременной памяти составил, соответственно, 9,26 и 50 дв. ед. Таким образом, с увеличением информации на символ на входе в 10 раз объем кратковременной памяти в символах уменьшается в 1,8 раза, а объем памяти в двоичных единицах увеличивается в 5,5 раза.

Таким образом, Дж. Миллер экспериментально показал, что объем памяти не зависит от количества информации в отдельном символе, а определяется длиной ряда предъявленных символов, предел которого составляет 7±2. Иначе говоря, объем кратковременной памяти определяется постоянным числом кусков информации, которые могут быть и богаты, и бедны информацией.

73

С этим фактом — обусловленностью объема памяти количеством символов независимо от содержащейся в них информации — Миллер связывает проблему кодирования информации.

Важно кодировать запоминаемый материал символами, содержащими много информации. «Это выглядит так, как если бы мы должны были носить все наши деньги в кошельке, вмещающем только семь монет. При этом для кошелька безразлично, что это за монеты — пенни или серебряные доллары».

Уточнение результатов Миллера было получено в опытах П. Б. Невельского (1965). Автор показал, что с изменением информации на символ в 40 раз (с 0,5 до 20 дв. ед.) объем кратковременной памяти испытуемых изменяется всего в 4 раза (с 12 до 3 символов).

Итак, основная закономерность объема кратковременной памяти — его инвариантность при измерении числом символов — проявляется даже при очень широком диапазоне изменения количества информации. Но при этом оценка объема кратковременной памяти «магическим числом семь» (по Дж. Миллеру) является справедливой только для случаев, когда информация на символ на входе находится в пределах от 1 до 10 дв. ед.

В другом исследовании Дж. Миллера, выполненном совместно со Смитом, было показано, что положение о независимости объема кратковременной памяти от количества информации относится не только к непосредственному запоминанию, но и к процессу заучивания наизусть. При заучивании двух списков, разных по количеству символов, но содержащих одинаковое количество информации (10 буквенных символов, выбранных из алфавита в 32 символа, и 50 символов — из двоического алфавита), испытуемые затратили в среднем на список из 10 символов 2.5 повторений, а на список из 50 символов — 122 повторения. С другой стороны, авторы получили незначительные различия в количестве повторений в опытах, где заучивались равные по длине списки, но содержащие разное количество информации (составленные в одном случае из 32, а в другом — из 8 альтернатив).

Если объем памяти не зависит от количества информации на символ, то задача человека, заучивающего

74

материал, заключается в том, чтобы выбрать для запоминания небольшое количество символов, содержащих много информации, которые бы обеспечивали восстановление при пересказе всех деталей исходного материала. Таким образом, заучивание связано с преобразованием материала в определенные группы и введением новых символов. Такое группирование и введение новой символики — иными словами, перекодирование материала — является мощным орудием для увеличения количества перерабатываемой человеком информации.

Процессы перекодирования входной информации — эффективное средство преодоления информационной нагрузки. Все живые системы вырабатывают свои средства, препятствующие перегрузке информацией. Чем сложнее система, тем больше у нее таких средств. Дж. Миллер перечисляет следующие механизмы, препятствующие перегрузке: 1) отказ от приема информации; 2) ошибка при приеме информации; 3) задержка, когда ответ на поступающее сообщение откладывается со времени «пик» на время уменьшения притока информации; 4) фильтрация, когда определенные категории информации систематически не принимаются; 5) приблизительность, когда на две различные категории информации перегруженная система дает ответ как на одну; 6) увеличение количества каналов по приему информации, распределяющее ее по подсистемам и благодаря этому снимающее перегрузку с системы в целом; 7) децентрализация (частный случай предыдущего); 8) избегание, когда система избегает ситуаций, влекущих за собой перегрузку информацией. Этот перечень, за исключением пунктов 6 и 7, характеризует способы избегания информационной перегрузки. Не менее важны и способы преодоления перегрузки, посредством которых принимается весь поток информации за счет изменения или укрупнения алфавита, т. е. за счет перекодирования и введения новых символов.

При исследовании проблемы перекодирования в процессе запоминания возникает вопрос об определении размеров используемых человеком «кусков» информации. С целью найти данные, определяющие длину «кусков» информации при запоминании словесного

75

материала, Дж. Миллером и О. Селфриджем (1950) было проведено исследование, в котором выяснялось влияние на количество запоминаемого словесного материала различных порядков приближения к статистической структуре английского языка. Авторы пришли к утверждению, что для связного текста естественная длина обобщенных символов составляет в среднем пять слов, т. е. человек оперирует отрезками информации, средняя длина которых составляет пять слов.

Гипотеза о решающей роли в процессе запоминания перекодирования материала перекликается с рядом известных положений об опосредствованном характере памяти человека, разрабатывавшихся в советской психологии Л. С. Выготским, А. Н. Леонтьевым и др.

Проблема перекодирования была поставлена в контексте изучения оперативной памяти как исследование способов преобразования материала при его оперативном запоминании. Результатом этих преобразований выступают оперативные единицы памяти (ОЕП), которые в зависимости от качества лежащих в их основе способов отражают объект и условия действия с разной полнотой и глубиной, т. е. являются в разной степени адекватными содержанию задачи. Это позволяет говорить о разных уровнях оперативных единиц.

Проблема различных уровней ОЕП широко разрабатывалась в исследованиях Г. В. Репкиной. Автором показано, что единицы низшего уровня отражают внешние, эмпирически выделяемые свойства материала, учет которых едва обеспечивает достижение цели действия. На основе учета наиболее существенных, закономерных внутренних свойств материала образуются оптимальные ОЕП, — они в наибольшей степени адекватны решаемой задаче. Между этими крайними полюсами располагается гамма единиц промежуточного уровня, в основе которых лежит все более полное отражение существенных свойств материала.

Уровень ОЕП не является константным свойством человека, он складывается в процессе обучения выполнению данного вида деятельности. Решающую роль в процессе формирования единиц того или иного

76

уровня играет не столько объем тренировки, сколько метод обучения. ОЕП оптимального уровня формируются при специальной направленности деятельности субъекта на самостоятельное выделение в процессе решения задач наиболее существенных свойств объекта действия и нахождение соответствующего этим свойствам алгоритма решения.

Вопрос о влиянии избыточности сообщений на запоминание, его скорость и продуктивность требует экспериментальной проверки. Под избыточностью понимают меру организации, меру ограничений в сообщении, определяемую его структурой. Сообщением называют любую форму представления информации (изображение, последовательность цифр, буквенный текст и т. п.).

По вопросу о влиянии избыточности на продуктивность запоминания получены противоречивые данные. Ряд авторов (Ф. Эттнив, 1955 и др.) на основании результатов экспериментальных исследований, в которых избыточность достигалась либо уменьшением средней информации на символ, либо путем добавления символов, не несущих информации, делают вывод об отрицательном влиянии избыточности на запоминание. Правомерность такого заключения вызывала сомнение у П. Б. Невельского. Более продуктивное запоминание случайных сообщений, где деятельность испытуемых ограничена простым повторением и установлением лишь внешних связей по смежности или по сходству, по сравнению с избыточными сообщениями, где деятельность при запоминании заключается в установлении внутренних смысловых связей и закономерностей строения материала, кажется парадоксом. В исследованиях П. Б. Невельского и его соавторов (1964) были получены факты, свидетельствующие о положительном влиянии избыточности на запоминание. Избыточность материала создает возможности для применения эффективных способов мнемической деятельности испытуемых, результатом которой является образование более крупных субъективных символов, «кусков» информации, которыми оперирует человек в процессе запоминания.

77

^ ГЛАВА 6. Процессы памяти

Выделяют следующие процессы памяти: запоминание, сохранение, воспроизведение, узнавание, забывание и реминисценция.

Запоминание

Запоминание может быть непроизвольным и произвольным. Непроизвольное запоминание не является специальным целенаправленным действием. Оно представляет собой побочный результат деятельности, направленной на выполнение каких-либо других задач. Продуктивность непроизвольного запоминания зависит от цели, объекта деятельности человека, от того, какими средствами достигается эта цель и какими мотивами она побуждается. Прежде всего, необходимым условием непроизвольного запоминания является действие с предметом. Однако не все то, по отношению к чему мы действуем, одинаково продуктивно запоминается. Как показывают исследования, для продуктивности непроизвольного запоминания важно то место, которое занимает в деятельности данный материал. Если материал входит в содержание основной цели деятельности, он запоминается лучше, чем в том случае, когда включается в условия, способы достижения этой цели.

В опытах П. И. Зинченко школьникам I, II, III классов и студентам предлагалось решить пять простых арифметических задач. В другом опыте испытуемым предлагалось самим составить пять аналогичных задач. В обоих случаях, неожиданно для испытуемых, им предлагалось припомнить условие и числа задач. Оказалось, что школьники I класса почти в три раза больше запомнили чисел, чем студенты. Это объясняется тем, что у первоклассников умение прибавлять и вычитать еще не стало навыком. Оно является для них содержательным и целенаправленным действием. Оперирование числами составляло содержание цели

78

этого действия, в то время как у студентов оно входило в содержание способа, а не цели действия. Придумывание же задачи и у студентов носило характер целенаправленного действия. Вот почему в этом случае они запомнили чисел в 2,5 раза больше, чем при решении задач.

Факты специальных исследований показывают, что материал, занимающий место основной цели в деятельности, запоминается тем лучше, чем более содержательные связи устанавливаются в нем. В одном из исследований П. И. Зинченко, где изучалось непроизвольное запоминание текста в условиях выполнения школьниками задания понять его содержание, обнаружилось, что очень легкий текст запоминался ими хуже, нежели текст средней трудности. Трудный же текст запоминался лучше при таком более активном способе работы с ним, как составление плана текста, чем при использовании готового плана того же текста. Следовательно, непроизвольно запоминается лучше тот материал, который вызывает активную умственную работу над ним.

Эти условия продуктивности непроизвольного запоминания указывают на то, что оно не случайно, а подчиняется определенным закономерностям. Мнемический эффект в условиях непроизвольного запоминания достигается в результате соответствия связей, установленных в ходе действия, самой цели предметного действия.

Сравнивая в этой связи непроизвольное и произвольное запоминание, следует отметить важное для понимания их механизмов отличие. Произвольное запоминание — это специальное мнемическое действие как по своей цели, так и по способу осуществления. Мнемический эффект в условиях непроизвольного запоминания также является результатом целенаправленного действия, но здесь содержанием цели действия, предметом действия служит собственно построение образа объекта, который должен быть воспроизведен впоследствии. Представители классической ассоциативной психологии рассматривали произвольное запоминание как акт запечатления воздействующего объекта, неизменно связанный с повторением. Традиционный взгляд на роль повторений в

79

произвольном запоминании не менялся со времен работ Г. Эббингауза. Он заключался в том, что повторения рассматривались как процесс закрепления, упрочения связей и поэтому — как способ и показатель запоминания, неизменно ведущий к достижению мнемического эффекта. Однако в последнее время в связи с информационным анализом процесса запоминания, вызвавшим интерес к пропускной способности человека и формам перекодирования информации в памяти, предметом изучения в ряде работ стали мнемические приемы, используемые в процессе запоминания. Дж. Миллер, Дж. Олерон и другие авторы рассматривают определенные приемы перекодирования и указывают их роль в повышении продуктивности запоминания.

Проблема управления памятью начинает связываться с использованием адекватных способов переработки запоминаемого материала, с активной деятельностью человека в ходе запоминания. Но если в процессе запоминания центральная роль принадлежит организации действий с материалом и его воспроизведение обеспечивается определенной организацией действий, то повторение выступает как одно из условий выполнения этих действий, но не как способ закрепления связей. Именно действия группировки, соотнесения, составления планов приводят к отбору и формированию определенных связей; повторение — лишь условие реализации этих действий, а не мистическое средство запечатления. Функцию же закрепления связей осуществляет не повторение, а правильное воспроизведение объекта, соответствие воспроизведенного образа объекту запоминания.

Как узнать, что человек делает, стараясь запомнить материал? Дж. Миллер, Ю. Галантер и К. Прибрам в своей книге «Планы и структура поведения» (1964) предлагают просто спросить человека об этом. Однако психологи, как отмечают авторы, очень неохотно спрашивают людей о том, что они делают, потому что, как они говорят, люди фактически не знают, что они делают, и верить тому, что они вам говорят, — пустая трата времени. Во многих случаях, в особенности связанных с эмоциями и мотивами, этот скептицизм может быть действительно оправдан. Но отказываться

80

выслушать человека при любых обстоятельствах кажется нелепым. То, что он говорит, не всегда неверно. Более того, это часто дает нам важный ключ к пониманию характера изучаемого процесса. Во всяком случае, лучше попытаться узнать, что человек делает в действительности, чем считать, что он делает именно то, что вы хотите изучать.

Анализ деятельности испытуемых в процессе заучивания позволил Миллеру, Галантеру и Прибраму установить, что испытуемые формируют план запоминания и план воспроизведения. Заучивая список бессмысленных слогов, испытуемые осуществляют целый ряд операций. Первая операция — замена бессмысленных слогов словами. Вторая — группировка слов в фразы, затем группировка фраз в рассказы или эпизоды. Результатом этой процедуры становится иерархическая организация запоминаемого материала. Когда эта иерархическая структура завершена, т. е. когда построен план воспроизведения, испытуемый может воспроизвести слоги в правильном порядке.

Поскольку отдельные приемы, используемые испытуемыми для группировки и обозначения запоминаемого материала, изменчивы и индивидуальны, их анализ представляет серьезные проблемы для экспериментатора. Однако иной подход к проблеме — считать, что все испытуемые делают одно и то же, — представляет собой не что иное, как поиск утерянного бумажника не там, где потерял, а там, где светлее.

Ж. Пиаже и Б. Инельдер (1963), используя генетический подход к изучению процессов мышления и памяти, приходят к выводу, что структура воспроизведения зависит от деятельности, включающей постановку вопросов, попарное группирование, классификацию, вариацию, нумерацию, установление соответствия и осознание причинности.

Наиболее полная характеристика состава операций мнемического действия дана в исследованиях В. Я. Ляудис (1976). Под структурой запоминания автор понимает систему операций, обеспечивающих построение умственной модели объекта и его последующее воспроизведение. В. Я. Ляудис выделяет четыре операции мнемического действия:

81

1. Ориентировка в запоминаемом материале, категоризация и установление его состава и структуры.

2. Поиск и выделение соответствующего материалу способа группировки.

3. Группировка элементов, перестройка материала на основе внутригрупповых связей, которые были установлены предшествующими операциями.

4. Установление межгрупповых связей. Последняя операция завершает систематизацию предъявляемого материала и приводит к построению мнемосхемы (схема, воспроизводящая состав — в категориях — материала и его структуру).

В опытах В. Я. Ляудис использовались различные виды материала: словесные и цифровые ряды, тексты, ряды фигур со специально подобранными признаками. Было показано, что структура процесса запоминания чрезвычайно динамична. Необходимость в той или иной степени развернутости отдельных операций и полноты всей их системы определяется объективными свойствами материала, подлежащего заучиванию.

В качестве основных параметров материала, определяющих динамику операций мнемического действия, автор выделяет следующие четыре параметра:

1) длина алфавита, из которого отбираются элементы запоминаемого ряда;

2) вероятность появления элементов в ряду, или его избыточность;

3) число элементов ряда (объем материала);

4) число и длина групп.

^ Факторы, определяющие продуктивность произвольного запоминания.

Продуктивность произвольного запоминания определяется целым рядом факторов. К их числу относится характер задачи, поставленной перед субъектом. Разные мнемические задачи вызывают различную ориентировку в материале, в его содержании, структуре, языковой форме, обусловливая выбор соответствующих способов запоминания.

В ряде исследований было показано влияние на результаты произвольного запоминания такого фактора, как объем запоминаемого материала.

82

С увеличением объема материала, подлежащего запоминанию, абсолютный объем воспроизведенного материала возрастает. При этом увеличивается не только общее время запоминания всего ряда, но и время, затрачиваемое в среднем на один элемент ряда; иначе говоря, сокращается скорость запоминания.
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   61

Похожие:

Когнитивная и прикладная психология iconКогнитивная психология
С60 Когнитивная психология / Р. Солсо. — 6-е изд. — Спб.: Питер, 2006. — 589 с: ил. — (Серия «Мастера психологии»)

Когнитивная и прикладная психология iconТематический план учебной дисциплины «методология, теория и методы...
Становление позитивистской методологии в психологии (психология сознания, бихевиоризм, рефлексология, когнитивная психология)

Когнитивная и прикладная психология iconПрограмма «Прикладная социальная психология»
...

Когнитивная и прикладная психология iconПрикладная психология
Допущено Министерством образования Российской Федерации в качестве учебника для студентов высших учебных заведений, обучающихся по...

Когнитивная и прикладная психология iconОбщие вопросы психологии развития
Психология развития и возрастная психология. Психология развития как прикладная отрасль. Основные задачи психологии развития. Связи...

Когнитивная и прикладная психология iconПрограмма по дисциплине «Распределенные вычисления» предназначена...
Адаптировано в соответствии с учебным планом специальность 080801 Прикладная информатика в информационной сфере филиала рггу

Когнитивная и прикладная психология iconВопросы к экзамену по курсу «Психология личности и межличностных отношений»
Современная психология, ее определение, задачи и место в системе наук. Психика как предмет психологии. Житейская и научная психология....

Когнитивная и прикладная психология iconУчебной литературы по дисциплине педагогическая психология основная...
Возрастная и педагогическая психология: хрестоматия: учеб пособие для студ высш учеб заведений / сост. И. В. Дубровина и др. – 4-е...

Когнитивная и прикладная психология iconФедеральный государственный образовательный стандарт среднего профессионального...
Прикладная информатика (по отраслям) всеми образовательными учреждениями профессионального образования на территории Российской Федерации,...

Когнитивная и прикладная психология iconПосредственный учитель рассказывает, хороший учитель объясняет
Для обозначения данной области психологического знания используют несколько понятий: 1 возрастная психология; 2 психология развития;...

Вы можете разместить ссылку на наш сайт:
Школьные материалы


При копировании материала укажите ссылку © 2013
контакты
www.vbibl.ru
Главная страница